Раздел первый. Колонизация, протекционизм и свободная торговля в экономической политике государств до первой мировой войны




Труба бесшовная 9г2с www.stalgroop.ru,ультразвуковой сканер миндрей,Гостиничные энергосберегающие выключатели простые и интеллектуальные, склад,Горящие Туры! VIP-отдых - виза в японию. Туры на новый год, Рождество 2015.,сумки с логотипом
Новости проекта
Новый раздел на сайте
26.10.2016
Атлас всемирной истории

Подробнее

Внимание! Открыта вакансия администратора
26.10.2016
Проекту "История Дипломатии" требуется старший администратор (свободный график работы)

Подробнее

Все новости

Время борьбы с Наполеоном и пять лет после ее окончания были годами усиления английского протекционизма.

Интересам буржуазии серьезно угрожали посягательства землевладельцев. Повышение цен на хлеб принесло им рост земельной ренты, и они после войны добились принятия от торийского парламента хлебных законов, резко ограничивающих ввоз иностранного зерна в Англию, способствуя сохранению высоких цен на хлеб. Это было невыгодно фабрикантам, так как им приходилось платить более высокую денежную заработную плату своим рабочим. После фритредерской петиции в 1820 г. лондонских торговцев парламенту о великом культурном значении свободы торговли, выясненному в учении Адама Смита, некоторые таможенные пошлины были понижены. В 1822 г. либеральное правительство пересмотрело и изменило тарифы в духе свободы торговли. Борьба вокруг хлебных законов закончилась господством экономического либерализма в Англии до начала XX в.

В Англии исчезли последние законы статута Елизаветы об ученичестве. Экономические функции государства, столь сложные при меркантилизме, значительно упростились. Государство отказалось от всякого вмешательства в организацию производства и в отношения между рабочими и хозяевами, кроме случаев подавления коалиции с целью открыть путь закону спроса и предложения. Вместе с богатством росло неравенство в распределении.

На почве невмешательства государства возникла борьба между рабочими и хозяевами. Первые хотели сохранить старое законодательство, вторые — использовать свои машины в течение более продолжительного времени. Ограничение государственного вмешательства в экономику, означавшее свободу конкуренции, привело к усилению эксплуатации и экономическому угнетению слабых сильными, в особенности тех, кто продавал на рынке труд.

Социальная проблема распределения доходов становится центральной проблемой исследований Рикардо. Он показал, что в распределении богатств значительно меньше обнаруживаются естественные законы и частные интересы, которые кооперируются в производстве, в распределении могут быть антагонистами [18]. Распределение дохода он представил в виде диаграммы из трех линий: первая — восходящая линия, характеризующая рост ренты (так как хлеб становится все более дорогим), представляла долю земли; в середине — горизонтальная линия, представляющая долю труда, остается неизменной, так как рабочий всегда получает одно и то же количество хлеба, необходимое для жизни, и третья — нисходящая линия — доля капитала.

Выявленный антагонизм сделал Рикардо еще более решительным фритрейдером, каким не были Адам Смит и физиократы, основывавшие свои представления, исходя из гармонии интересов. Согласно его теории ренты, имеющей тенденцию к повышению, свободный доступ товаров из-за границы должен избавить Британию от обработки худших земель и приостановит повышение ренты. Представляя доход землевладельца не основанным на труде, теория ренты наносила удар по праву частной собственности на землю, что привело к появлению учений о национализации земли в лице Джемса Милля, Госсена, Вальраса и др.

Помимо пауперизма, вторым беспокойным фактором XIX в. стали кризисы.

Начиная с конца XVIII в. денежная система в Англии функционировала в форме золотого стандарта, для которого характерна смешанная система платежей, основанная на золоте [48]:

  • исчисление цен товаров в золоте;
  • обращение золотых монет в государстве и неограниченная их чеканка;
  • вместе с монетами в обращении находились банковские билеты, стоимость которых приравнивалась к весовой единице золота и жестко фиксировалась, которые выпускались в связи с коммерческими операциями — с займами, ссудами, платежами банков деловым людям и государству и свободно обменивались на золотые монеты;
  • обращение наряду с золотыми монетами и банкнотами государственных бумажных денег с принудительным курсом — казначейских билетов, эмитируемых государственным казначейством в качестве заменителей золота. Они служили в качестве разменной медной или серебряной монеты для совершения мелких покупок, и их количество оставалось незначительным (до изъятия золотых монет в первой мировой войне единственной бумажной купюрой была банкнота в 5 фунтов стерлингов).

При обмене на бумажные деньги золото приносит ажио, или лаж, т.е. излишек против его нарицательной стоимости, выраженной в бумажных деньгах, а бумажные деньги при обмене на золото, напротив, приносят дизажио, т.е. убыток против выраженной в золоте нарицательной стоимости. В условиях золотого стандарта инфляция, выражающаяся в чрезмерном увеличении массы бумажных денег в обращении по сравнению с реальным предложением товаров, исключена. Восстановление равновесия между деньгами и товарами и ликвидация ажио или дизажио достигалось не столько в результате воздействия на денежную массу и ухода излишних по сравнению с потребностями оборота золотых монет из обращения в сокровище, как в результате увеличения производства и сокращения издержек.

Инфляция представляла собой исключительное явление, вызванное экстраординарными причинами. Нельзя сказать, что в период преобладания свободной конкуренции капиталисты не получали выгод от инфляции. Деньги в функции средства платежа приносят выгоду капиталисту-должнику, который, авансировав денежный капитал, может извлечь выгоду из повышения цен к концу производственного процесса и реализовать заметное увеличение своего первоначального капитала. Однако большое количество предприятий было заинтересовано в стабильности денежных отношений, так как норма прибыли в условиях расширения рынка и сокращения издержек производства на единицу продукта была достаточно высока и требовался стабильный денежный спрос на предметы потребления.

Чрезвычайные эмиссии в те времена были связаны только с «чрезвычайными» потребностями государства, главным образом, порождаемыми войнами. Так, кризис 1814 г. обусловил существование принудительного курса до 1821 г. [75, Т.4].

Еще более серьезный кризис 1825 г. повлек за собой массовые банкротства и отразился на других странах. Частные банкноты, наводнившие рынок, упали в цене. Общее недоверие вызвало сильный отток капиталов из частных банков. Вследствие непрекращавшегося размена на золото, наличные фонды банка стали быстро исчезать из касс. Выпуск однофунтовых билетов на 1 млн. спас банк от кризиса.

Рикардо, исследовав причины «высокой цены слитков», показал, что уход золота за границу, который пытались запретить законом, являлся не причиной, а необходимым следствием обесценения билетов из-за чрезмерного их выпуска. Рикардо доказал, что использование одних металлических денег, рост которых не увеличивался пропорционально народонаселению, вел бы к их вздорожанию и, следовательно, к снижению цен. «Осторожный выпуск бумажных денег, регулируемый сообразно росту их потребностей, предупредит эту опасность» [18, С. 139]. Ценность билетов Рикардо предложил регулировать золотой наличностью не в деньгах, а в слитках, которые невозможно использовать для удовлетворения текущих потребностей. Таким образом, Рикардо, отрицая способность банковской системы к саморегулированию, выступил за режим принудительного курса, который может обеспечить лишь монополия государственного банка.

Для недопущения банковских кризисов было изменено законодательство в направлении усиления централизации банковской деятельности, согласно которому Английский банк обязывался открывать свои отделения в наиболее значительных торговых пунктах, а в Лондоне и в его округе запрещалось открывать акционерные банки с правом выпуска банковских билетов. В 1833 г. эмиссия банковских билетов становится монополией Английского банка. Банкнотам Английского банка присвоено значение законного платежного средства. Монополия на эмиссию банковских билетов, предоставлявшаяся государством какому-либо одному банку, была установлена во Франции с 1848 г., в Италии — с 1926 г.

Коммерческие кризисы 1836 и 1839 гг., вызванные чрезмерной спекуляцией при постройке железных дорог, тяжело отразились на положении Английского банка. Ему пришлось взять займ в Париже и Гамбурге в 2,5 млн. фунтов стерлингов, чтобы не остановить размен билетов. Периодичность кризисов нарушило доверие к доктринам Адама Смита. Все единодушно стали отвергать мысль о самопроизвольной гармонии между частными и общественными интересами.

Повторяющиеся затруднения банка вызвали до принятия в 1844 г. акта Пиля дискуссию между двумя школами о мерах по обеспечению стабильности и конвертабельности банкнот, идеи которых повторяются в практике [48].

Одна школа, развивавшая идеи Рикардо (ее представители — лорд Оверстон, Торренс), исходила из денежного принципа, согласно которому в условиях обращения банкнот возникает опасность не в недостатке денег, а в том, что их слишком много. Такой опасности нет, если в обращении находятся только металлические деньги, так как в случае их нехватки произойдет снижение цен, рост экспорта и стихийный приток золота из-за границы, и, наоборот, в случае их излишка произойдет рост цен и импорта, вывоз золота за границу. В итоге установится равновесие. Если же банкнот слишком много, то вырастут цены и импорт, уменьшится экспорт и произойдет утечка золота за рубеж, что не позволит гарантировать свободный размен банкнот на золото. Поэтому для обеспечения стабильности и конвертабельности банкнот денежная школа требовала вмешательства государства в денежное обращение посредством точного установления предельного количества находящихся в обращении металлических денег.

Другая школа (Тук, Ньюмарч, Фуллартон) исходила из банковского принципа, согласно которому банкноты представляют собой кредитные бумаги, предваряющие поступление доходов в денежной форме в будущем, и, следовательно, выпускаются не по капризу, а для удовлетворения потребностей рынка, для учета векселей, ссуд. Так как банкноты все равно возвращаются в банк либо, если они лишние, лежат без движения, то, согласно учению этой школы, государство не должно вмешиваться в денежное обращение, так как рынок сам регулирует эмиссию.

Практика показала, что эмиссия банковских билетов в условиях свободной конкуренции ведет к их излишку, потому что рост потребностей рынка заранее количественно не определен, а банку выгодно увеличивать суммы займов. Кроме того, сами потребности зависят от цены, устанавливаемой банком за кредиты. Если цены растут из-за избытка кредита и банкнот, то невозможно узнать, что именно банкноты в избытке. Это станет известно тогда, когда банкноты устремятся для обмена на золото и банк не сможет выполнять свои обязательства по обеспечению конвертабельности банкнот. Вскоре будет иметь место банкротство, потеря доверия по отношению ко всей банковской системе. Поэтому в XIX в. господствовала денежная школа, основополагающим принципом которой является принцип монополии на эмиссию банкнот.

По инициативе Роберта Пиля в духе учения этой школы был принят парламентом закон 1844 г., давший Англии новую банковскую организацию [75, Т.4].

По закону Пиля в соответствии с двумя функциями банка — эмиссионной, заключающейся в создании банковских билетов, и кредитной — в Английском банке образованы два отдела: эмиссионный и банковский. Эти функции тесно связаны между собой. По мере развития капиталистической системы развивается третья важнейшая функция — инвестирование капиталов.

Эмиссионный департамент занимается выдачей золота в обмен на билеты и билетов в обмен на золото, имеет право выпустить билеты без покрытия золотом только на сумму, равную государственному долгу и обеспеченную государственными ценными бумагами. Все, что выше этой суммы, должно быть полностью покрыто золотом или серебром. Акт Пиля определил норму фидуциарной эмиссии в 14 млн. фунтов стерлингов [61,Т.3,С.289] и установил принцип единства банковской системы, хотя и допускал несколько банков, имевших право на эмиссию банкнот, количество которых ограничивалось. В случае закрытия одного из эмиссионных банков его право на эмиссию определенного количества банкнот переходило к Английскому банку. Для покрытия банкнот, унаследованных после закрытия, государственные бумаги эмитировались на ту же сумму, что к началу первой мировой войны увеличило норму фидуциарной эмиссии до 18,5 млн. фунтов стерлингов.

Банковский отдел мог получать нужное количество банкнот для кредитных операций только в обмен на передачу в эмиссионный нужного количества золота. Он имел свой запас банкнот, высвобожденных после операций.

Со временем отдельные банки, нуждавшиеся в банкнотах, стали передавать Английскому банку часть своих резервов. Провинциальные банки были вынуждены заводить расчетные счета в каком-либо лондонском банке, являющемся их агентом по всем операциям в Лондоне. Таким образом, из провинциальных банков все свободные средства стекались в лондонские банки, которые все, что не находило в них помещения, передавали в Английский банк, играющий роль царя банков. В результате возрастала централизация и объединение расчетов между отдельными банками. Английский банк становится центральным кассовым учреждением для всех государственных учреждений, имеющих свой счет в Английском банке. Все платежи между ними переписываются со счета на счет. Уплата процентов по государственному долгу производится также путем переноса со счета правительства на счет отдельных банков.

Жесткость банковской системы выражалась в сокращении кредитов в периоды кризисов, хотя на банк оказывалось давление для расширения банкнотного обращения. Однако во время кризисов 1847, 1857, 1866 гг. с целью оживления экономики и расширения банкнотного обращения действие акта Пиля временно прекращалось. Когда позже распространение получили расчеты при помощи чеков, выдаваемых под растущие вклады в банках, жесткость системы не приносила вреда и служила гарантией обмена на золото.

Ограничения банкнотной эмиссии и контроль за нею в других странах осуществлялись иначе. Во Франции и Германии устанавливалось предельное количество выпускаемых банковских билетов, в других странах — минимальный процент золотого резерва.

Цивилизация XIX в. опиралась на сочетание уголь-железо. К 40-м гг. Англия занимала почти монопольное положение в области добычи угля и производства железа. Будучи первым в мире покупателем сырья и пищевых продуктов, она же являлась основным продавцам готовых изделий, поставляя повсюду металлургическое и механическое оборудование для освоения природных богатств. Промышленная мощь Великобритании, намного превосходившая мощь любой страны мира, позволяла ей пренебрегать любой конкуренцией и порождала заинтересованность в торговом либерализме.

Главный вклад Рикардо в экономическую науку заключался в том, что он объяснил законы, управляющие обращением товаров и денег между странами.

Тезис Рикардо: если в какой-то стране установился неблагоприятный платежный баланс и, следовательно, валютный курс стал ниже соответствующей золотой точки, определяемой расходами, связанными с вывозом золота за границу с целью его обмена на необходимую валюту, то происходит утечка золота из страны А в страну Б, т.е. деньги ушли за границу на оплату излишка ввоза товаров. В стране А количество денег уменьшается, а в стране Б увеличивается. В результате деньги в стране А становятся редкими, их ценность возрастает, а цены товаров падают. Наоборот, в стране Б, которая получила эти деньги благодаря благоприятному торговому балансу, произошло их обесценение, рост цен, рост ввоза и замедление вывоза. Понижение цен дает толчок вывозу и замедляет ввоз. В сфере денежных отношений возрастет спрос на валюту А и предложение валюты Б, а это приведет текущий валютный курс к нормальному уровню, обеспечивающему равновесие. Деньги перестают уходить за границу и начинают возвращаться на родину. Процесс продолжается до тех пор, пока эмигрировавшие деньги не вернутся на родину. Таким образом, экономические силы с двух сторон автоматически способствуют установлению равновесия торговых балансов обеих стран посредством изменения ценности денег. Операции наталкиваются на проблемы соотношения между золотым запасом банка и эмиссией банкнот, государственного контроля за золотым запасом и эмиссией банкнот, обязанности банков обменивать банкноты на металлические деньги [48].

Экономическая и интеллектуальная гегемония Англии обеспечивала утверждение рикардианской теории, включая ее неотъемлемый элемент — концепцию «свободной торговли».

Международная торговля приобретала черты, сближавшие ее с внутренней торговлей. С точки зрения экономической теории разницы не могло и быть. Даже в пределах одной страны существует локализация и специализация производства в различных районах в соответствии с принципом сравнительных издержек. Международная торговля всегда приносила выгоду, способствуя разделению труда, стимулируя благодаря конкуренции снижение издержек производства. Наличие единой мировой золотой базы, на которую опиралось денежное развитие различных капиталистических стран, привело к появлению мировых цен. Отдельные национальные цены должны были сопоставляться с мировыми ценами, определение разрыва в издержках производства также производилось в мировых ценах.

Международные миграции рабочей силы и капиталов начали развиваться, лишь начиная с 1840-1850 гг. К тому времени уже существовали четкие границы и различия между нациями, имевшими собственные денежные системы.

В качестве монопольного денежного металла утверждалось золото. Биметаллизм, при котором роль всеобщего эквивалента законодательно закреплялось за двумя благородными металлами — золотом и серебром, существовал в XIX в. во Франции, Бельгии, Швейцарии, Италии. Отношение цены золота к серебру составляло 1:15 — 1:16 [61, Т.3]. В России при Николае I в 1843 г. после девальвации ассигнаций и замены их кредитными деньгами, разменными на звонкую монету, роль всеобщего эквивалента законодательно закрепилась за серебром. Обращение к внешнему кредиту было осторожным, практиковался внутренний кредит в виде выпуска краткосрочных билетов государственного казначейства. Однако из-за Крымской войны и роста дефицита были вынуждены вновь выпускать бумажные деньги. Накануне отставки министра финансов Канкрина государственный долг составил 2049 млн. руб. [75].

Резкое обесценение серебра, начавшееся с 70-х г. XIX в. (в начале XX в. отношение цены золота к серебру составляло 1:38 — 1:39) послужило одной из причин перехода к золотому стандарту.

Стихийно сформированная после промышленной революции в Англии упорядоченная и внушающая доверие денежная система под названием золотомонетного стандарта базировалась на установлении фиксированной цены на золото, функционирующего в процессе международного обмена как всеобщий эквивалент, как единственное покупательное средство, противостоящее многообразному потоку товаров. В 1717 г. официальная цена тройской унции (31,1035 г) стандартного золота была зафиксирована на уровне 3 фунта стерлингов 17 шиллингов и 10 1/2 пенсов и сохранялась до 1931 г., исключая чрезвычайные периоды — 1797-1821гг. и 1914-1915 гг. [48].

На Парижской конференции в 1867 г. межгосударственным соглашением юридически была оформлена первая мировая валютная система в форме золотомонетного стандарта, признававшая золото единственной формой мировых денег. В соответствии с этим соглашением каждая валюта имела золотое содержание, на основе которого устанавливались монетные паритеты. Валюты свободно конвертировались в золото, которое законодательно закрепилось как мировые деньги [40].

Благодаря свободе покупки, продажи золота и его перемещения из страны в страну, сложился режим свободно плавающих курсов валют. Пределами отклонений курсов валют от монетного паритета служили золотые точки. При пассивном платежном балансе страны достигался минимальный курс национальной валюты и начинался отлив золота. Нижняя, или экспортная, золотая точка равнялась монетному паритету за вычетом стоимости пересылки золота. При активном платежном балансе достигался максимальный курс, равный монетному паритету плюс расходы по пересылке золота. При достижении верхней, или импортной, золотой точки происходил приток золота в страну. Таким образом, золотые точки определяли пределы отклонений рыночного курса валют от паритета, при которых должники предпочитали рассчитываться по международным обязательствам золотом.

Золотой стандарт был введен в большинстве других государств в последней трети XIX в.: в Германии — в 1871-1873 гг., в Швеции, Норвегии и Дании — в 1873 г., во Франции, Бельгии, Швейцарии, Италии и Греции — в 1873-1874 гг., в Нидерландах — в 1875 г., в США — в 1873 г. (окончательно в 1900 г.), в Японии и России — в 1897 г., в Латинской Америке — в последней трети XIX в. — начале XX в. [61.Т.1].

Золотомонетный стандарт, типичен для свободной конкуренции и просуществовал до первой мировой войны. Золото непосредственно выполняло все функции денег. Денежная и валютная, национальная и мировая системы были тождественны с той разницей, что монеты сбрасывали национальные мундиры» и принимались в платежи по весу. Полная выплата задолженности какой-либо страной осуществляется в едином международном средстве, каковым является золото. Золотой стандарт играл роль стихийного регулятора производства, внешнеэкономических связей, платежных балансов, международных расчетов. Страны с дефицитным платежным балансом были вынуждены проводить дефляционную политику, чтобы ограничить денежную массу при отливе золота за границу.

Для системы золотого стандарта характерны три уровня иерархии [48]. Первый — это золотые резервы, регулирующие банкнотную эмиссию Центрального банка (ЦБ); второй — обязательные ликвидные резервы, устанавливаемые как отношение различных статей активов баланса ко всей сумме или к определенным статьям пассивов с учетом сроков размещения активов и привлеченных пассивов, и регулирующие размеры кредитов; третий уровень — экономический мир, использующий кредитные средства.

Задачей Центрального банка, являвшегося единственным источником законных денежных средств, было обеспечение постоянства фиксированного соотношения между золотыми резервами и банковскими деньгами. Эта цель денежной политики достигалась путем переучета векселей, регулирования учетной ставки и проведения операций на открытом рынке. Основным орудием в регулировании отношений между Центральным банком и, банковской системой кредита была дисконтная политика.

Механизм золотого стандарта работал следующим образом:

  • На кредитную систему оказывается давление снизу с тем, чтобы она приобретала и размещала ценные бумаги, открывала кредиты, предоставляла ссуды и учитывала векселя. Кредитная система удовлетворяет эти требования, пока у нее есть возможности с точки зрения соблюдения норм обязательных ликвидных резервов. Достигнув предела своих возможностей, кредитная система должна расширить свои резервы, обратившись в ЦБ.
  • Банки предоставляют ЦБ векселя для переучета или ценные государственные бумаги в качестве обеспечения под требуемые ссуды. ЦБ выпускает новые банкноты, если его золотые резервы и объем банкнотного обращения не достигают предписанного законом соотношения.

3. Сокращение золотого запаса служит сигналом для Центрального банка об избыточном денежном обращении и что уровень внутренних цен выше мировых.

Для соблюдения предписанного законом соотношения ЦБ, который не пассивно следует за рынком, а проводит свою политику, может ужесточить требования к векселям и повысить учетную ставку, влияя тем самым на определение учетных ставок отдельными банками, или продать банкам государственные ценные бумаги, извлекая тем самым банкноты из обращения. Если Центральный банк по требованию других банков приобретает у них государственные ценные бумаги, то он либо выдает им банкноты, либо заносит соответствующие суммы на их текущие счета в ЦБ, которые представляют их ликвидные резервы, увеличивая тем самым возможности банков для предоставления кредита.

4. Повышение учетной ставки уменьшит количество векселей, предъявляемых к учету, и, следовательно, банк эмитирует меньшее количество банкнот. В результате сокращается спрос на другие ссуды. Далее векселя, по которым наступил срок платежа, могут не продаваться, и, таким образом, банкноты будут возвращаться в банк.

Уменьшение количества денег в обращении вызовет снижение внутренних цен, изменит соотношение цен на мировом рынке и в результате будет выравнен торговый баланс. Наряду с этим улучшится и платежный баланс, так как векселя, подлежащие погашению, будут понижены в цене и их купит иностранный капитал, который, как и национальный капитал, будет заинтересован остаться в стране, где выросла учетная ставка.

5. Увеличение золотого запаса служит сигналом для Центрального банка о недостаточном денежном обращении и что уровень внутренних цен ниже мировых.

В этом случае ставка учетного процента снижается и увеличивается количество предъявляемых к учету векселей, расширяется обращение, растут цены, утекают из их страны краткосрочные капиталы.

Таким образом, в условиях золотого стандарта Центральный банк может проводить дисконтную политику, позволяющую ему поддерживать золотомонетный паритет национальной валюты в зависимости от состояния платежного баланса.

Британские, французские и американские золотые монеты принимались во всем мире и обменивались по стабильному курсу. Центр валютных операций находился в Лондоне. Лондонский Сити снабжал капиталами весь мир и играл роль дирижера «международного оркестра золотого стандарта» [48]. Английский банк стал выполнять функции международного клирингового банка, формируя в Великобритании единую капиталистическую систему и навязывая всему миру формы организации денежной и банковской техники. Это объяснялось лидерством Англии в промышленном прогрессе, позволявшем ей сводить платежный баланс с превышением доходов над расходами и тем самым обеспечивать накопление золота и повышение надежности национальной валюты, активно используемой в международных платежах, а также развитием кредитных операций, осуществляемых уже не золотых дел мастерами, системой банковских учреждений, осуществляющей международные расчеты в основном с использованием переводных векселей, выписанных в английской валюте [83].

Регулирующий механизм золотого стандарта не действовал в экономических кризисах 1825, 1836-1839, 1847, 1857 гг. и др. Всеобщее повышение цен в 1850-1873 гг. в результате разработки золотых месторождений в Калифорнии и Австралии привело к значительному росту деловой активности.

Резюме:

  • Борьба вокруг хлебных законов закончилась установлением господства экономического либерализма в Англии до начала XX в. Экономические функции государства, отказавшегося от вмешательства в организацию производства и в отношения между рабочими и хозяевами, значительно упростились. Это привело к тому, что беспокойными факторами XIX века стали пауперизм и кризисы.
  • Антагонизм частных интересов в распределении доходов становится центральной проблемой исследований Рикардо. Его теория ренты, отстаивая принципы либерализации внешней торговли, нанесла удар по праву частной собственности на землю и привела к появлению учений о национализации земли.
  • Для свободной конкуренции характерно функционирование золотого стандарта, исключавшего инфляцию, в чем были заинтересованы большинство предпринимателей. Банковские кризисы выявили невозможность саморегулирования банковской системы для обеспечения функционирования золотого стандарта. За монополию государственного банка выступил Рикардо. В дискуссии между денежной школой, требовавшей монополии государства на эмиссию банкнот посредством точного установления предельного количества находящихся в обращении металлических денег, и банковской школой, по которой эмиссию денег должен регулировать сам рынок, победила денежная школа, отвечавшая потребностям функционирования золотого стандарта. Ее идеи получили отражение в акте Пиля 1844 г. и новой банковской организации в Англии. Нужда всех банков в банкнотах способствовали централизации банковского дела и превращению Английского банка в царя банков. Банковский опыт Англии был использован в других странах.

Экономическая и интеллектуальная гегемония Англии порождала ее заинтересованность в торговом либерализме и утверждении золотомонетного стандарта как международной финансовой системы, способствовавшей установлению мировых цен и сближению международной торговли с внутренней торговлей. Начали развиваться международные миграции рабочей силы и капиталов.

Золотомонетный паритет национальных валют поддерживался Центральным банком посредством дисконтной политики в зависимости от состояния платежного баланса. Лидерство Англии в промышленном прогрессе позволяло сводить платежный баланс с превышением доходов над расходами, что повышало надежность национальной валюты и степень ее использования в международных платежах. Лондонский Сити стал центром международных валютных операций, игравшим роль дирижера «международного оркестра золотого стандарта» и навязывавшим всему миру формы организации денежной и банковской техники.

 

 

страница
назад
страница
вперед

 

Оставьте Ваш комментарий к этой статье
и получите доступ к закрытому разделу сайта


Добавление комментария

   Ваше имя:

  E-mail (не отображается на сайте):

Ваш отзыв:


Введите слово с картинки