Раздел четвертый. Экономическая безопасность Российской Федерации




обучение гимс,сухие лакомства для собак,ремонт холодильников колпино
Новости проекта
Новый раздел на сайте
26.10.2016
Атлас всемирной истории

Подробнее

Внимание! Открыта вакансия администратора
26.10.2016
Проекту "История Дипломатии" требуется старший администратор (свободный график работы)

Подробнее

Все новости

Финансовые индикаторы характеризуют сложившиеся тенденции в развитии финансовой и денежно-кредитной системы государства с точки зрения ее соответствия требованиям экономической безопасности государства.

Завышение ставок процента за кредит по сравнению с нормой прибыли, снижение доли долгосрочных кредитов в кредитных вложениях в экономику, снижение уровня рентабельности продукции являются финансовыми индикаторами нарушения принципа эффективности производства.

Темпы инфляции и рост задолженности по заработной плате, социальным трансфертам, перекосы в уровнях рентабельности и индексов цен производителей по отраслям являются финансовыми индикаторами нарушения принципа справедливости распределения благ.

Главным сигналом угрозы финансового краха государства служит рост государственного долга на фоне спада производства и снижения производственных инвестиций. Это означает, что правительство обеспечивает текущие потребности в деньгах под заклад несуществующих будущих доходов, что в конечном счете ведет к развалу единой финансовой и денежно-кредитной системы государства, к банкротству всех органов власти и резидентов государства.

Наличие бюджетного дефицита всегда служит индикатором расстройства финансовой системы. Если же в стране наблюдается спад производства и снижение доли производственных инвестиций в общем объеме расходов федерального бюджета, то бюджетный дефицит становится индикатором фискальных, а не народнохозяйственных целей финансовой политики, то есть того, что налоги собираются не для создания государством эффективных «точек роста», а для текущего «проедания» национального богатства в счет будущих поколений.

До 1991 г. страна имела положительный прирост ВВП и превышение доходов над расходами в федеральном бюджете РФ. Начиная с 1991 г. государственный бюджет РФ утверждается с дефицитом, а страна приобретает отрицательные темпы экономического роста и снижение инвестиционной активности. В течение периода 1991-1994 гг. дефицит бюджета устойчиво возрастает с 2,7% от ВВП до 10% от ВВП [53]. В проекте бюджета на 1998 г. закладывается дефицит на уровне 4,7% объема ВВП, хотя в президентском послании на 1998 г. ставится задача достижения сбалансированного бюджета в 1999 г.

Несмотря на снижение бюджетного дефицита в утверждаемых проектах бюджета на 1995, 1996 и 1997 гг., неуклонно возрастает неисполнение федерального бюджета. Причины неисполнения бюджета кроятся как в отсутствии контроля за доходами, так и в грубых расхождениях между прогнозом и реальным развитием экономики. В январе-мае 1997 г. дефицит федерального бюджета на 46,7% был покрыт за счет роста внутреннего государственного долга и на 53,3% — за счет внешних источников. При этом осталась сложной ситуация со сбором налогов и других обязательных платежей. Задолженность по налоговым платежам в консолидированный бюджет выросла по сравнению с соответствующим периодом 1996 г. в 1,4 раза. По данным исполнения федерального бюджета, за январь-декабрь 1997 г. доходы были собраны лишь в объеме 65%, а расходы профинансированы в размере 80% от утвержденных [59].

Самыми простыми способами уклонения от налогов остаются бартер (по нему проходит до 30% сделок) и расчеты «налом», которые не отражаются в бухучетности. Недопоступление около 40% налоговых доходов и недополучение в доход федерального бюджета около 40 трлн. руб. за первое полугодие 1996 г. вынудило правительство недофинансировать (в 2-3 раза) народное хозяйство. К ноябрю 1996 г. недоимки составили 73 трлн. руб. [62, №102]. 40% задолженности числится за крупнейшими сырьевыми концернами, которые с помощью неплатежей перераспределяют ВВП в свою пользу, в ответ на попытки властей регулировать цены на их продукцию.

Серьезные расхождения между прогнозом и бюджетом, с одной стороны, и реальными экономическими тенденциями — с другой, ведут к грубому секвестированию бюджетных расходов и невыполнению государственных обязательств. Поступления от продажи госпредприятий (приватизации) едва хватают для текущих выплат по зарплате, пенсиям и для погашения обязательств по ОВВЗ и ГКО [62, № 58]. В первую очередь сокращаются капвложения в производство (3% от годового плана) на финансирование АПК — 17,5%. За 5 лет бюджетного кризиса и постоянного снижения расходов бюджетная сфера пришла в глубокий упадок. По итогам девяти месяцев 1997 г. дефицит даже секвестрованного федерального бюджета составил 8,2%.

Источниками покрытия дефицита являются эмиссия денег, поступления от реализации ценных бумаг и внешнее финансирование.

Если эмиссия денег прямо увеличивает инфляцию, то выплаты процентов по ценным бумагам, представляющим собой правительственные обязательства, увеличивают нагрузку на бюджеты следующих лет и порождают финансовые «пирамиды», отвлекающие деньги с потребностей реального сектора на спекулятивные финансовые рынки, что в конечном счете опять вызывает эмиссию денег и обесценение национальной валюты. Покрытие дефицита внешними займами означает увеличение нагрузки на платежный баланс страны и ухудшает финансовое положение государства в мировом сообществе.

Аналогично предыдущим годам рыночных преобразований федеральный бюджет 1998 г. не является сбалансированным. В проекте федерального бюджета на 1998 г. планировался дефицит федерального бюджета примерно 132,4 трлн. руб., или 4,7% ВВП. На покрытие дефицита планируется направить источники внутреннего финансирования в общей сумме 105,8 трлн. руб. и источники внешнего финансирования — в общей сумме 26,5 трлн. руб. Общий объем процентных расходов по обслуживанию государственного долга составит 4,38% к ВВП, т.е. новые заимствования практически используются для погашения долгов по старым. Доля расходов в ВВП на обслуживание государственного долга возрастет с 4,15 до 4,38% в 1997 г.

Эмиссия бумажных денег для покрытия дефицита и увеличения кредитных ресурсов ведет к обесценению наличных денег, функционирующих на потребительском рынке как средство обращения, росту цен и к снижению благосостояния тех социальных слоев, чьи доходы не успевают расти вслед за ростом цен.

Глубокий кризис, охвативший российскую экономику в 1990 г., сопровождался вначале скрытой инфляцией, для которой было характерно вымывание товаров с потребительского рынка и оседание неудовлетворенного платежеспособного спроса в растущих сбережениях населения. Галопирующая инфляция 1992 г. (потребительские цены в декабре 1992 г. выросли в 26,1 раза по отношению к декабрю 1991 г.) привела в соответствие спрос и предложение на потребительском рынке за счет резкого обесценения трудовых сбережений.

После 1993 г темпы инфляции устойчиво снижаются. Она приобрела хроническую форму с медленным обесценением наличных денег. Темпы прироста потребительских цен устойчиво снижались и достигли 1,2% в июне 1996 г. против 6,7% в июне 1995 г. Более всего подорожали тарифы на услуги связи и проезд на отдельных видах транспорта. Дефицит дохода (сумма денежных средств, необходимых для повышения доходов малоимущих граждан до уровня прожиточного минимума) за I полугодие 1996 г. составил 22,8 трлн. руб., или 3,5% совокупного объема денежных доходов.

Граждане, конвертируя свои зарплаты, пенсии и стипендии в валюту, ускоряют рост курса доллара и опосредованно способствуют дополнительной эмиссии рублей, а значит и их обесценению. В силу потери доверия к национальной валюте, доля расходов населения на приобретение иностранной валюты до 1997 г. неуклонно возрастала. Если в 1992 г. удельный вес расходов в денежных доходах населения на приобретение валюты составлял 0,5%, то в I полугодии 1996 г. — 16%, в декабре 1996 г.— 21,8% [5, Вып.2], а в 1997 г. — 19,9% [59, Вып.1]. По оценкам Центрального банка, масса наличных долларов в России и долларов, вложенных на вклады в российских коммерческих банках, в пересчете на текущий курс почти равна рублевой массе. Главная задача — переломить тенденцию долларизации, укрепить доверие к национальной валюте. Однако обесценение рубля по «потребительской корзине» идет гораздо быстрее, чем предусмотрено валютным коридором.

В условиях медленной инфляции денежное обращение всегда колеблется между двумя рифами — дефляции и инфляции. Когда последствия инфляции воспринимаются МВФ как опасные, проводятся рестриктивные денежно-кредитные меры. Диктуемые МВФ условия финансовой стабилизации запрещают правительству даже незначительное увеличение денежной массы как для покрытия дефицита, так и для увеличения кредитных ресурсов, так как при этом сразу в два раза увеличиваются недельные показатели инфляции.

В условиях запрета дополнительной денежной эмиссии банки компенсируют свои потери из-за роста кредиторской задолженности посредством привлечения бюджетных средств для кредитования, что, наряду с уклонениями от налогов задерживает выплаты из бюджета. Индикаторами дефицита наличных рублей являются рост задолженности по заработной плате и по социальным трансфертам (см. «Социальные индикаторы», п.2.4.). Задолженность по заработной плате в отраслях производственной сферы в первой половине 1997 г. увеличилась на 13% с начала года, в отраслях социальной сферы — на 16%. Искусственное уменьшение платежеспособного спроса населения уменьшает сбыт продукции и дополнительно увеличивает спад производства.

В оборотах между предприятиями деньги в силу преобладания кредитной системы функционируют, главным образом, как безналичные кредитные деньги. Здесь деньги выполняют в основном функцию средства платежа в отличие от наличных денег, реализующих функцию средства обращения на потребительском рынке. Инфляция издержек означает отсутствие контроля за ценами в высокомонополизированных отраслях.

После 1993 г. тон инфляции задают действия господствующего монополиста — ТЭК, направленные на изменение соотношения между ценами производителей, заработной платой и прибылью, получаемых в различных отраслях экономики, для сохранения своей высокой нормы прибыли. Задающий тон монополистического капитала проявляется в опережающем росте цен производителей по сравнению с ростом потребительских цен в 1993-1995 гг. В 1996 г. наблюдается примерно равная их динамика. В 1997 г. опять индекс потребительских цен, составивший к декабрю 1997 г. 111 % по отношению к декабрю 1997 г., начинает опережать индекс цен предприятий-производителей на промышленные товары, составивший 106,8% по отношению к декабрю 1996 г.

О нарушении паритета цен свидетельствуют данные табл. 21. об изменении цен производителей (в среднем за год; в разах к предыдущему году).

Ценовые диспропорции предопределяют завышенную прибыльность сырьевых экпортоориентированных отраслей и заниженную рентабельность отраслей обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства, что влечет за собой неплатежеспособность и банкротство предприятий. Организация фондовых рынков такова, что процедура банкротства предприятий не ведет к эффективной смене собственности и, следовательно, усиливает спад отечественного производства и деградацию его структуры. Сырьевая ориентация российской экономики и нарушение в связи с этим паритета цен никогда не позволят правительству нейтрализовать факторы, препятствующие стабилизации финансового положения основных отраслей экономики. Для ослабления кризиса неплатежей в 1997 г. более широкое применение получает вексельное обращение, что в свою очередь усложняет проблему сбора налогов и развивает инфляцию.

Таблица 2
Изменение цен производителей

  1991 1992 1993 1994
Индекс цен производителей промышленной продукции
2,4

20,5

9,9

5,1
В том числе по отраслям: электроэнергетика
2,0

27,6

14,1

7,8
топливная промышленность 2,2 34,2 15,7 4,6
машиностроение 2,2 18,4 9,4 5,3
легкая промышленность 3,1 9,7 7,1 4,1
пищевая промышленность 2,6 18,2 11,5. 4,8
индекс цен реализации продукции
сельскохозяйственными предприятиями

1,6

9,4

8,1

3,0

Без выручки от реализации и почти без оборотных средств (для нормальной оплаты поставок и выдачи заработной платы), без минимально необходимых ресурсов для поддержания в работоспособном состоянии станков, машин, оборудования и заказов на изготавливаемую продукцию предприятия не могут работать.

Расходы на погашение кредитов и займов отраслями превышают расходы на развитие и совершенствование производства. На фоне роста общей задолженности резко возрастает просроченная дебиторская задолженность и просроченная кредиторская задолженность промышленных предприятий. Объем просроченных кредитов и процентов достиг в сентябре 1996 г. почти 40 трлн. руб., что более чем в 3 раза превысило объем банковских резервов [62, № 102]. Дебиторская задолженность предприятий промышленности на 1 февраля 1998 г. составила 570 млрд. деноминированных руб., из нее — 52,4% просроченная. На 1 января 1998 г. она составляла 51,9%. Кредиторская задолженность предприятий промышленности на 1 февраля 1998 г. достигла 907,2 млрд. деноминированных руб., просроченная — 57,9%. На 1 января 1998 г. она составляла 58,8%. Уменьшается масса прибыли и рентабельность индустрии. Затраты на рубль продукции выросли в 1995 г. с 79,5 коп. до 90,6 коп. Доля убыточных предприятий в промышленности в январе 1998 г. составила 45,1% в общем числе предприятий.

Учетная ставка Банка России по централизованным кредитам выросла в связи с инфляцией с 20% в 1991 г. до 210% в 1993 г. Высокий уровень процентной ставки объясняется большой кредиторской задолженностью (то есть в банки возвращается значительно меньше выданных ими кредитных ресурсов). Превышение процента за кредите несколько раз нормы прибыли в реальном секторе экономики порождает переток прироста денежных ресурсов на спекулятивные рынки с немедленным давлением на повышение инфляции. С 1994г. наметилось снижение учетной ставки из-за инфляции. Однако даже снижение учетной ставки до 60% с 21 октября 1996 г. не делает цену кредита ниже уровня рентабельности в реальном секторе и, следовательно, не увеличит инвестиции. Почти все свободные финансовые ресурсы на рынке оттягиваются ГКО с помощью искусственно завышенной их доходности, делая невозможным банковские инвестиции в реальный сектор. Низкие темпы инфляции позволили снизить ставки рефинансирования к середине 1997 г. вдвое (по сравнению с началом года до 24%), ставки по межбанковским кредитам до 16-18% годовых и доходность государственных ценных бумаг, но не создали условий предпочтительности инвестирования производства сбережениям.

Международный финансовый кризис 1997-1998 гг. нарушил тенденцию снижения учетной ставки. Для спасения рубля от девальвации Центральный банк резко взвинтил учетную ставку в феврале 1998 г. до 42% и ужесточил нормативы обязательного резервирования до 11 % для рублевых и валютных депозитов. После чего наметилось некоторое снижение ставки рефинансирования, а в мае 1998 г. опять резко ее увеличил до 150%. Девальвация рубля становится неизбежной.

Внутренний государственный долги внешние заимствования для покрытия дефицита федерального бюджета устойчиво растут, что увеличивает расходы федерального бюджета на обслуживание государственного долга и соответственно снижает социальные расходы. Основным инструментом заимствований является ГКО, с помощью которых власти погашают подавляющую часть долгов по зарплате, госзаказу, расходов на Чечню и т.д. В I полугодии 1997 г. внутренний государственный долг вырос по ГКО — ОФЗ на 31,3%. По итогам

девяти месяцев 1997 г. общий объем госдолга достиг 46% ВВП и стал самой крупной статьей федеральных расходов [64, 2.04.98]. Падение цен на нефть, неплатежи, увеличивающиеся до 1-3% в месяц [64, 2.04.98] заставляют правительство вновь и вновь обращаться к заимствованиям на внутреннем и внешнем рынках и перекладывать фискальное бремя на самых беззащитных.

Наращивание внутреннего государственного долга в условиях спада производства и снижения инвестиционной активности означает попадание государства в «долговую ловушку», когда для погашения старого долга государство вынуждено вновь занимать по принципу «финансовой пирамиды». При этом происходит автоматическое лавинообразное увеличение краткосрочной задолженности, величина которой приближается к объему денежной массы.

Взвинчивание доходности облигаций в связи постоянным их наращиванием для предотвращения девальвации рубля и заинтересованность в этом значительных сил, в свою очередь, влияют на рост расходов и увеличение бюджетного дефицита. Уменьшение доходности ГКО, ставших главным источником для поддержания ликвидности банков (с прежних 360-400% годовых), позволяет выжить лишь крупным банкам, имеющим доход даже на малой марже за счет массы прибыли. Каждый четвертый банк работает с убытками. К 1 августа 1996 г. у 161 кредитного института (против 150 в 1995 г.) были отобраны лицензии [62, № 102].

Если выручки от продажи гособлигаций и реструктуризации их рынка не хватает для оплаты сверхвысоких процентов государственных обязательств и зарплаты бюджетникам, то Центробанк осуществляет дополнительную эмиссию рублей для покупки ГКО у Минфина. Мобилизуемые Минфином деньги с помощью ГКО — ОФЗ, вливаясь в социальную сферу для зарплаты бюджетникам и под оплату сверхвысоких процентов облигаций, увеличивают инфляцию и отвлекают свободный капитал из возможных инвестиций. В 1997 г. в бюджете предусматривались инвестиции лишь на сумму в 25 трлн. руб., половина из которых пойдет на погашение кредиторской задолженности прошлых лет.

В связи с конвертацией гражданами зарплаты и пенсий в валюту происходит дальнейший рост курса доллара. Приток рублей с рынка ГКО — ОФЗ на валютный рынок, в свою очередь, увеличивает рост доходности по госбумагам. Поддержка валютного курса и доходности по госбумагам уменьшает резервные денежные фонды государства и увеличивает внешний долг России.

В 1997 г. фактически большая часть экономики перешла на бартер, занимающий 45-80% всех неденежных расчетов в зависимости от отрасли [64, 2.04.98]. Рост количества сделок по бартеру, рост взаимозачетов и денежных суррогатов, усиление долларизации экономики — все это означает кризис ликвидности и потерю эмиссионного дохода государства, который присваивается казначейством США (в части обращения долларов), эмитентами денежных суррогатов и предприятиями-неплательщиками. Наибольший ущерб казне наносят предприятия, обналичивающие деньги без уплаты налогов. Потеря государством контроля за доходами компенсируется контролем криминальных группировок.

Регионы массово уклоняются от налогов в федеральную казну. Среди крупнейших недоимщиков выступают как самые депрессивные регионы, так и те, где расположены крупнейшие сырьевые монополии. Всю ответственность за хозяйственные трудности регионы возлагают на правительство. Территории-доноры не желают финансировать дотационные субъекты Федерации.

Если уровень официальной монетизации ВВП (т.е. соотношение денежной массы и ВВП, его обеспеченность рублями) составляет всего 3-5% против нормальных 20-25%, существующих в развитых странах [62, № 58], то остальное занимают денежные суррогаты, учета которых никто не ведет.

Массовый эмиссионный характер без ограничений принял в России выпуск векселей, что создало условия для построения вексельных «пирамид», неконтролируемого роста денежной массы и развития инфляции, вывода прибыли из-под налогообложения и подделки векселей. Причина массового выпуска векселей — «простить» просроченную и безнадежную задолженность предприятиям, подлежащим банкротству. По данным Банка России, коммерческими банками в 1995 г. было выпущено векселей на сумму 114 трлн. руб., субъектами Российской Федерации — на сумму 50 трлн. руб., по векселям, выпущенным предприятиями, оценку получить невозможно [63, 14.01. 97].

Набирает силу создание в регионах не подконтрольных Центру денежных систем в виде зачетных рублей, векселей, чеков и других платежных средств. К эмиссии договорных денег прибегают и хозяйственные и административные субъекты в лице всех органов власти. Появление в провинции самостоятельных эмиссионных центров, выпускающих денежные суррогаты, означает начало развала единого государства.

Некоторые области и республики создают даже свои золотые запасы, сумев выбить из центра разрешение использовать часть драгметалла, добываемого на их территории, для залоговых фондов. Ряд субъектов Федерации уже установили в ближнем и дальнем зарубежье свои представительства. МИД открыл в 18 регионах свои консульства, 75 территорий имеют официальных представителей в МИДе [62, № 102].

В условиях спада производства и опережающего прироста денежной базы над приростом потребительских цен (прирост денежной базы за январь — апрель 1997 г. составил 11,3%, а рост потребительских цен — 6,4%) плавное регулирование Банком России официального курса доллара по отношению к отечественной валюте может достигаться лишь за счет роста внешней задолженности и исчерпания золотых и инвалютных резервов, что ведет государство к банкротству. За период 1991-1996 гг. государственный запас золота уменьшился с 484,6 т до 278 т [62, 12.05.96]. Однако данные о росте внешней задолженности в связи с регулированием курса доллара в Итогах социально-экономического развития РФ за январь-июнь 1997 г. не содержатся. Таким образом, стабильность национальной валюты поддерживается искусственно. Воздействие международного финансового кризиса сократило золотовалютные запасы страны и к марту 1998 г. они составили около 16 млрд. долл. [64, 2.04.98].

На начало 1996 г. внешняя задолженность России составила почти 130 млрд. долл., что в 4,6 раза больше, чем в 1985 г. и вдвое больше задолженности бывшего СССР. России должны 145 млрд. долл. В 1997 г. внешняя задолженность России составила 140 млрд. долл., а общая задолженность с учетом внутреннего государственного долга составила 250млрд. долл.

Внешние займы идут не на инвестирование производства, а на финансирование бюджетного дефицита, погашение долгов по зарплате и пенсиям, на поддержку валютного курса и доходности по госбумагам и способствуют вовлечению высвобождающегося внутреннего капитала в сферу валютных спекуляций и вывозу его за рубеж.

Так, для финансирования бюджетного дефицита Россия рассчитывает получить 3-летний расширенный кредит МВФ в сумме 10 млрд. долл., из которого 4 млрд. долл. приходится на 1996 г. На погашение долгов по зарплате российское правительство получило кредит 4 млрд. марок от банков ФРГ, 2 млрд. франков от Франции, три целевых кредита по 500 млн. долл. каждый от Мирового банка. На поддержание валютного курса Банк России израсходовал в апреле 2 млн. долл., что превышает объем кредитов ФРГ, Франции и транша МВФ [62, № 102,]. 11 апреля 1998 г. было подписано совместное заявление нового и.о. премьер-министра и Банка России об экономической политике на 1998 г., рассчитывая получить 3 млрд. долл. до 2000 г. от МВФ [64,14.04].

Выгода Запада от предоставления внешних займов России состоит в получении Западом гораздо большего дохода от легально вложенных в иностранные госбумаги валютных резервов Центробанка, нелегально вывезенных и инвестированных в различные активы российскими физическими и юридическими лицами, от налогов на землю и недвижимость за границей, размеры которых в России не учитываются [62, №58].

Отсутствие наложенной системы эффективного валютного и таможенного контроля отражается на размерах операций, связанных с вывозом капитала. Статья «ошибки и пропуски» в платежном балансе, составлявшая в 1993 г. 2,3 млрд. долл., а в 1995 г. 3,3 млрд. долл. [4], свидетельствует о значительном объеме сделок, являющихся фактически незаконными и отражающих масштабы неперевода выручки от экспорта и авансовых платежей под фиктивные контракты по импорту.

Обслуживание государственного долга в 1998 г. составит 124,1 млрд. новых рублей — 1/4 всей расходной части. Оно осуществляется с учетом возможностей российского бюджета и реструктуризации долгов кредиторами. Рост внешней задолженности на фоне спада производства и ухудшения отраслевой структуры означает рост зависимости экономической политики государства от интересов государств-кредиторов. Россия, увязшая в долгах, не может противостоять расширению НАТО. Золотой запас России, составлявший 2049 т в 1953 г. и 850 т в 1989 г., сократился до 278 т в 1995 г., что делает его несопоставимым не только с запасом США (8141 т), ФРГ (3701 т), Франции (3182 т), Италии (2592 т) и Швейцарии (2590 т), но и таких стран, как Голландия (1532 т) и Бельгия (974 т). По следам мирового финансового кризиса отток иностранных капиталов из России составляет примерно 1,8 млрд. долл. в месяц, что не компенсирует приток, оцениваемый в 1,2 млрд. долл. [19, 5.02.98].

В Давосе правительство заявило о желании привлечения иностранных инвестиций на уровне 20 млрд. долл. Однако азиатский кризис перетянул на себя основные ресурсы мирового финансового сообщества. По мнению рыночников правительство должно и дальше продолжать политику сокращения госрасходов с увеличением налоговой нагрузки.

Ухудшается валютно-финансовое положение СНГ в мировом сообществе. Растет внешний долг стран СНГ. В странах СНГ созданы свои денежные системы. Необходимость развития интеграции хозяйственных связей внутри СНГ ставит проблему создания единого платежного союза СНГ, чтобы защитить интересы сообщества от обесценивающихся долларов и других резервных валют.

Таким образом, все финансовые индикаторы указывают на несоответствие финансовой и денежно-кредитной системы государства требованиям его экономической безопасности.

Резюме

  • Анализ финансовых индикаторов выявил следующие негативные тенденции социально-экономического развития России: хронический характер дефицита федерального бюджета и высокий уровень его неисполнения; хронический характер инфляции с увеличением доли расходов населения на приобретение иностранной валюты; рост задолженности по заработной плате и по социальным трансфертам, рост взаимных неплатежей; общей, просроченной дебиторской и просроченной кредиторской задолженности промышленных предприятий; возрастают затраты на рубль продукции; увеличивается эмиссия не подконтрольных Центру договорных денег и растет ущерб казне от обналичивания денег без уплаты налогов; растет внутренний и внешний государственный долг, уменьшаются золотовалютные запасы России.
  • В ряде субъектов Федерации появились самостоятельные эмиссионные центры, имеющие свои золотые запасы и выпускающие денежные суррогаты. Открылись представительства регионов в ближнем и дальнем зарубежье, что означает начало развала единого государства.
  • Растет курс доллара по отношению к национальной валюте и доход Запада от предоставления внешних займов России, как от легально вложенных в иностранные госбумаги валютных резервов Центробанка, так и от роста нелегально вывезенных и инвестированных в различные активы миллиарды долларов российских физических и юридических лиц, от налогов на землю и недвижимость за границей.
  • Растет объем сделок, являющихся фактически незаконными и отражающих масштабы неперевода выручки от экспорта и авансовых платежей под фиктивные контракты по импорту.
  • Ухудшается валютно-финансовое положение России и стран СНГ в мировом сообществе.
  • Основными причинами ухудшения социальных индикаторов являются несоответствие финансовой и денежно-кредитной системы государства потребностям развития реального сектора экономики; грубые расхождения между прогнозом и реальным развитием экономики; рост уклонений от налогов из-за отсутствия контроля за доходами и роста неплатежей в народном хозяйстве; отсутствие контроля за ценами в высокомонополизированных отраслях, из-за чего тон инфляции задают действия господствующего монополиста ТЭК; превышение процента за кредит в несколько раз нормы прибыли в реальном секторе экономики из-за инфляции и искусственно завышенной доходности ГКО, что делает невозможным банковские инвестиции в реальный сектор; сырьевая ориентация экономики, расслоившая регионы на бедных и богатых, не желающих финансировать дотационные субъекты Федерации и компенсирующих нехватку денег выпуском собственных денежных суррогатов; рост государственного долга не для целей инвестирования производства, а на текущие расходы; бесконтрольность вывоза капиталов в огромных размерах.

 

 

страница
назад
страница
вперед

 

Комментарии

Комментарий от Сергей 7 января 2011 г.
  Материал очень любопытный. Жаль, что исследования закончились 98 годом!

 

Оставьте Ваш комментарий к этой статье
и получите доступ к закрытому разделу сайта


Добавление комментария

   Ваше имя:

  E-mail (не отображается на сайте):

Ваш отзыв:


Введите слово с картинки