Раздел четвертый. Экономическая безопасность Российской Федерации




индукторов и характеристики,Куда сохраняет wget,Moscow escort girls-comfortable, unique, Elite female firm. Escort girls, moscow call girl.
Новости проекта
Новый раздел на сайте
26.10.2016
Атлас всемирной истории

Подробнее

Внимание! Открыта вакансия администратора
26.10.2016
Проекту "История Дипломатии" требуется старший администратор (свободный график работы)

Подробнее

Все новости

С 1985 по 1989 г. среднегодовые темпы экономического роста СССР составляли примерно 2%. В ходе радикальных экономических реформ свертывается государственное планирование, изменяется концепция финансов и организуется новая денежно-кредитная система. До 1991 г. набирает силу скрытая инфляция, выражающаяся в росте дефицита на потребительском рынке. Причиной инфляции явился опережающий рост заработной платы по сравнению с темпами роста производительности труда, нарастает внешняя задолженность СССР. Следствием скрытой инфляции было развитие спекуляции, привилегий аппарата и падение стимулов к высокопроизводительному труду.

Начиная с 1990 г. темпы экономического роста становятся отрицательными, а с 1991 г. наблюдается резкое уменьшение капитальных вложений. В 1991 г. государственный бюджет был впервые утвержден с дефицитом, а инфляция из скрытой формы перешла в открытую. В период 1985-1991 гг. резко увеличивается внешняя задолженность СССР.

Для достижения равновесия на потребительском рынке требовалась конфискационная (для спекулянтов) денежная реформа, либерализация розничных цен и формирование денежных доходов в зависимости от вклада каждого в рост эффективности производства. Нельзя было отказываться от государственного плана как инструмента координации экономических решений. Нужно было совершенствовать отечественный опыт, применяя все позитивное из опыта развитых стран, в которых государственное регулирование экономики отличалось большей гибкостью и нацеленностью на развитие потребительского рынка.

Не зная, как остановить негативные тенденции развития экономики, или не желая проводить конфискационную денежную реформу одновременно с либерализацией розничных цен и изменением формирования денежных доходов, власть обратилась за помощью в МВФ.

Экспертами МВФ совместно с работниками Международного банка реконструкции и развития, Европейского банка реконструкции и развития и ГАТТ были определены условия выделения помощи по линии фонда, сводившиеся к рыночным преобразованиям экономики России.

Россия решительно приступила к рыночным преобразованиям в 1992 г. после развала СССР.

Концепция перехода к рыночной экономике такова:

  • приватизация крупных предприятий для создания эффективных собственников и юридическое оформление основ рыночной экономики;
  • либерализация цен и внешней торговли, чтобы сделать экономику России открытой;
  • жесткая денежно-кредитная политика для стабилизации национальной валюты;
  • прекращение субсидий убыточным предприятиям для увеличения бюджетных ресурсов и проведение процедуры их банкротства;

5) девальвация национальной валюты для стимулирования экспорта.

Либерализация цен без одновременного проведения денежной реформы ликвидировала дефицит товаров, но обесценила при этом трудовые сбережения. Приближение внутренних цен к мировым и либерализация внешней торговли переориентировали развитие некогда единого народнохозяйственного комплекса на сырьевой придаток мирового сообщества. Приватизация госсобственности и отказ от директивного распределения ресурсов усилили монополизм производителей, следствием чего стали инфляция, спад производства, снижение инвестиционной активности. Прекращение субсидий убыточным предприятиям несырьевых отраслей дополнительно усиливает сырьевую ориентацию развития народного хозяйства России и спад производства.

Проведению жесткой денежно-кредитной политики мешает потеря контроля государством за ценами и доходами, кризис неплатежеспособности, развал единой денежно-кредитной системы. Вынужденной становится девальвация национальной валюты для стимулирования экспорта и улучшения платежного баланса страны.

Анализ индикаторов экономической безопасности, проведенный в предыдущей главе, показал, что общие рекомендации МВФ применительно к специфическим условиям России оказали отрицательное воздействие на эффективное развитие производства и справедливое распределение благ, что ставит под угрозу безопасность России.

Экспертиза экономической политики правительства РФ на 1997 г., проведенная в [7], выявила отсутствие у правительства скоординированной системы принципов реализации декларируемых задач по формированию основ устойчивого экономического роста. Прогноз динамики ВВП, составляемый в зависимости от темпов инфляции, а не от мультипликативного эффекта изменений связей производителей под воздействием инвестиционной активности, означает продолжение ухудшения экономической безопасности государства. Первоочередная задача «сбалансированного развития материально-вещественных и финансовых пропорций», сформулированная правительством, остается лишь его декларацией.

Отсутствие скоординированной системы принципов экономической политики у правительства и у оппозиции, является на сегодня главной угрозой безопасности государства.

По мнению директора Института экономического анализа А.Илларионова, бездарная экономическая политика правительства России объясняется его отказом от проведения экономических реформ, раздуванием государственных расходов, наращиванием налогового бремени, огромным бюджетным дефицитом и усилением государственного регулирования экономики [19, 3.01, 97]. Однако, директор Института экономического анализа не прав в своем утверждении, что правительство отказывалось от проведения реформ. Более того, ему, как директору, давно стоило предложить правительству убедительную скоординированную экономическую политику, направленную на усиление безопасности государства. Кроме того, правительство никак нельзя обвинять в усилении государственного регулирования экономики, поскольку под последним понимается усиление скоординированного воздействия на экономические процессы для развития в желаемом направлении, чего в действительности мы не наблюдаем. Согласиться с А.Илларионовым можно в лишь том, что «внешний долг превращается в золотую цепь, приковывающую должника к кредитору» и основной причиной, сделавшей расширение НАТО возможным, является «редкая по бездарности» экономическая политика правительства России [19, № 4, 10.01.97].

Правительство России и Центральный банк в своем заявлении о среднесрочной стратегии и экономической политике на 1996 г. считают, что ликвидация большинства валютных ограничений, либерализация внешней торговли и цен на федеральном уровне, быстрое проведение приватизации, укрепление институциональной структуры и законодательной базы рыночной экономики являются успешными с точки зрения формирования основ устойчивого экономического роста и достижения «подлинной необратимости движения к рыночной экономике».

Сотрудники МВФ рекомендовали одобрить заявку России на заключение трехлетнего соглашения о расширенном кредитовании, так как считают, что российские власти твердо придерживаются программы резервного кредитования и успешно сделали первый решительный шаг в направлении макроэкономической стабилизации. Задачу на предстоящий период они видят в том, чтобы развить этот успех, ускорив рыночные преобразования российской экономики. Поддерживаемая фондом программа правительства останется «лейтмотивом экономической деятельности России, основой всей экономической стратегии». За поддержкой среднесрочной программы МВФ последует комплексное переоформление внешнего долга, ожидается улучшение доступа России к рынкам частного капитала. В меморандуме МВФ России в 1998 рекомендуется продолжать практику увеличения налогового бремени, сокращения расходов, приватизацию и т.д.

По-видимому, нам не стоит спешить обвинять экспертов МВФ в навязывании России «убийственной» экономической политики. Она была принята, поскольку в ней увидели свою выгоду те, кто принимал решение в России. Ответственность за практическую реализацию концепции МВФ применительно к условиям России несет прежде всего правительство России.

МВФ понимает, что он идет на значительный риск относительно того, будет ли российское руководство и дальше оказывать поддержку экономической политике, воплощенной в программе. Однако фонд считает, что успешное возрождение российской экономики, столь важное для международного сообщества, весьма сложно представить без руководящей роли фонда в течение нескольких следующих лет.

Будем надеяться, что фонд рассматривает рыночные преобразования не как самоцель, а как инструмент возрождения российской экономики. Принимая во внимание многолетний опыт сотрудников фонда в решении международных валютно-финансовых проблем, совместная работа с ними в разработке и реализации эффективной национальной стратегии, соответствующей статьям соглашений МВФ, не только полезна, но и исключительно важна для России. Учитывая тесные интеграционные связи России и стран СНГ, возрождение СНГ предполагает создание единого платежного союза. Здесь также важно использовать опыт сотрудников фонда и экспертов, занятых сегодня в создании будущей единой европейской валюты «евро».

Однако характер рекомендаций МВФ и Всемирного банка во многом зависит от баланса интересов различных социальных слоев в государстве. В отчете о мировом развитии в 1997 г., подготовленного по заказу Всемирного банка, красной нитью проходит мысль о том, что устойчивое развитие и уменьшение бедности невозможно без эффективного государства. Ошибочными называются представления тех, кто предпочитает рыночный механизм государственному вмешательству и конечной целью рыночного реформирования считает минималистское государство [45].

Возникновение минималистского подхода к деятельности государства авторы отчета объясняют неудачей развития после второй мировой войны, опиравшегося на доминирующую роль государства, и осознанием факта, что государство не может выполнить свои обещания. Причина неудачи, по мнению авторов, кроется в том, что если даже хорошие специалисты и сформулируют хорошую стратегию на благо общества, то правительства необязательно будут ей следовать и могут чинить произвол, затевать фантастические прожекты. В результате теряется доверие частных инвесторов и развивается коррупция до состояния эндемии.

Авторы отчета отмечают, что опыт последних лет, для которых характерен уход государства от выполнения своих прежних функций, показал коллапс ряда стран и увеличение числа чрезвычайных ситуаций. Раздраженные слабостью государства граждане требуют большей его эффективности, что достигло критического накала в развивающихся странах. Учитывая эти настроения и историю современных индустриальных экономик в XIX в., послевоенное «чудо» роста стран Восточной Азии, авторы отчета считают, что для продолжения сегодняшнего процесса глобализации мировой экономики требуется построение эффективного государства.

Неясно, что авторы понимают под «рыночной экономикой», «минималистским государством», «эффективным государством» и «доминирующей ролью государства». Не только история XIX в. и послевоенное «чудо», а вся история развития цивилизации демонстрирует возрастающую роль государства в организации экономической жизни. Если, как показал опыт последних лет, под рыночными реформами понимался постепенный уход государства от организующей роли в экономике, что, по сути, означало движение «вспять» от естественноисторического процесса, то провалы минималистского подхода к государству можно было предвидеть, а не ждать авторами отчета коллапса государств, увеличения бедности и чрезвычайных ситуаций.

Так же, как и в случае с «рыночной экономикой», авторы отчета отказываются от попытки дать общее определение «эффективного государства», считая его определение существенно различным для стран, находящихся на различных стадиях развития и с разной этнической культурой, политической системой. Они ограничиваются пояснением, что «эффективное государство жизненно необходимо для предоставления товаров и услуг, для создания правил и институтов, позволяющих рынкам процветать, а людям вести более здоровую и счастливую жизнь» [45, С.1]. Эти слова можно успешно использовать не только применительно к «эффективному государству», но и к «рыночной экономике», к «минималистскому государству» к «плановой экономике», к «рыночно-плановой» и т.д.

Мы согласны с авторами отчета в том, что путь к «светлому будущему» у разных стран разный и зависит от стадии развития страны, ее культуры и политической системы. Но это «светлое будущее» должно характеризоваться хотя бы общими принципами организации в нем эффективного производства и справедливого распределения благ. Ответ на вопрос, что есть «эффективное государство», становится итогом развития экономической науки и состоит в следующем: государство, реализующее стратегию устойчивого роста благосостояния граждан и сглаживания социального неравенства, отсутствия безработицы и инфляции, является эффективным. По-видимому, авторы отчета считают сложившуюся глобализацию мировой экономики достаточно эффективной и справедливой, призывая государства начать делать маленькие шаги в направлении построения «эффективного государства», как катализатора и помощника нынешней глобализации.

Является ли нынешняя концепция глобализма эффективной для всех государств? Если да, то действительно деятельность любого государства, направленная на ее реализацию, может считаться эффективной. Если нет, то деятельность государства, направленная на реализацию господствующей концепции глобализма в ущерб благосостоянию своего народа, не может считаться эффективной. Учитывая, что в результате развития нынешней глобализации многие страны разрушили свое производство и оказались в «долговой кабале», призыв к построению «эффективного государства» для поддержания нынешней глобализации становится сменой маски «рыночной экономики» для продолжения обогащения промышленно развитых стран за счет других.

Авторы отчета полагают, что разнообразие способов построения «эффективного государства» обогатило исследование отчета по вопросам выяснения причин и механизмов, позволяющих одним странам развиваться стабильнее и бороться с нищетой, лучше реагировать на перемены, чем другим. Однако отказ авторов от четких научных формулировок «эффективного государства» создает широкое поле для волюнтаристской оценки деятельности государств, что с точки зрения продолжения нынешней глобализации мировой экономики может оказаться удобным. Без научного определения понятия «эффективного государства» нельзя объективно выяснить причины более успешного развития отдельных стран.

Доминирующая по сравнению с рыночной стихией роль государства в организации экономики помогла Ф. Рузвельту вывести США из великого экономического кризиса, а И. Сталину создать вторую

индустриальную державу в мире. Как показано в отчете, доминирующая роль государства в распределении финансовых ресурсов страны усиливается в промышленно развитых странах, где совокупные государственные расходы составили почти половину ВВП, а в развивающихся странах, куда в ходе построения минималистского государства и усиления рыночной стихии попали республики бывшей супердержавы СССР, — лишь четверть.

Судя по отчету, авторы под доминирующей ролью государства понимают не «господство государства над рынками», а огромное количество бюрократов и расцвет коррупции. В качестве основных процессов, сужающих возможности правительств для волюнтаристского поведения, авторы называют глобальную экономическую интеграцию и демократизацию, призывая государства отказаться от роли «единственного провайдера» и выступать в роли помощника и регулятора господствующей концепции глобализма.

Известно, что рыночные преобразования на территории бывшего СССР, приведшие к отказу от национальной экономической стратегии в пользу глобализации мировой экономики, привели к разгулу в стране коррупции и преступности. И здесь, отрицая приоритет глобальных интересов интересам реализации национальной стратегии, направленной на устойчивый рост благосостояния граждан за счет эффективного использования собственных ресурсов, мы полностью согласны с авторами отчета о необходимости создания институциональной среды для развития демократизации в стране и устранения тем самым волюнтаризма и коррупции. Демократизация должна способствовать не только учету мнений граждан путем проведения всеобщих выборов и анкетирования, но и открытому научному обсуждению проблем построения «эффективного государства» и «эффективного глобализма».

Отказываясь от формулировки общих принципов эффективного производства и справедливого распределения благ в эффективном государстве, авторы отчета замечают общие черты эффективно действующих государств. Как и в случае с созданием «рыночной экономики», основополагающей здесь является институциональная среда — правила и традиции по поддержке частных операций и гражданского общества, которые, способствуя предсказуемому и надежному функционированию правительства, контролю над коррупцией, будут тем самым способствовать созданию уже не «рыночной экономики», а «эффективного государства».

В основе базовой концепции эффективного государства лежат следующие принципы:

подмена научной формулировки критерия эффективности государства общими словами о необходимости улучшения работы центральных органов для удовлетворения общественных потребностей и наращивания их потенциала как способности к эффективному проведению и пропагандированию коллективных мероприятий;

  • навязывание обществу согласия с неспособностью государства, действующего по правилам глобализма, обеспечивать основные коллективные блага и с переносом их излишнего бремени с государства на общественные организации и граждан;
  • подмена научных принципов организации эффективного государства предложением разнообразных инструментариев для экономического анализа действий государства с точки зрения их соответствия требованиям глобализма и способов, позволяющих сузить растущий разрыв между предъявляемыми требованиями и действиями государства.

Далее авторы отчета трансформируют базовую концепцию в двухступенчатую стратегию строительства «эффективного государства» — надежного помощника нынешнего глобализма, ухудшающего во имя этого уровень социальной защиты своих граждан и отказывающегося от самостоятельного решения задачи эффективного развития национальной экономики.

Напоминая известную истину о том, что эффективность и потенциал не одно и то же, авторы «по-отечески» рекомендуют государствам учитывать их ограниченные возможности, не распылять своих усилий по широкому спектру деятельности, а сконцентрировать свое внимание на критической (с точки зрения глобализма) деятельности, устанавливая при этом партнерские отношения с деловым миром и гражданским обществом. Понятно, что ущемление социальных прав граждан встретит оппозицию. Для ее преодоления предлагается соблюдать последовательность этапов реформирования с использованием механизмов компенсации потерь, чтобы делать маленькие шаги в направлении увеличения потенциала по созданию «эффективного государства», надежного помощника по сохранению нынешнего глобализма.

Как следует из достижений экономической науки, основные задачи эффективного государства — обеспечение устойчивого экономического роста уровня благосостояния граждан, достижение полной занятости, отсутствие инфляции и справедливое распределение доходов. Однако авторы отчета, преследуя цель по созданию из государства надежного помощника нынешнего глобализма, в качестве его основных задач называют утверждение основ законности, закрепляющей сложившиеся тенденции мирового экономического развития; политическое поддержание их стабильности; поддержка незащищенных групп населения и защита окружающей среды; инвестирование социального обеспечения и инфраструктуры

Выдвижение на первое место задачи утверждения основ законности вместо задачи составления скоординированной экономической политики свидетельствует о догматическом подходе авторов к оценке существующего экономического порядка. То, что развитие фундаментальной науки, образования и культуры не названы в списке основных задач, объясняется тем, что для продолжения нынешнего глобализма они могут оказаться не только лишними, но и вредными.

Для закрепления нынешних тенденций экономического развития авторами отчета предлагаются известные рекомендации небезызвестной рыночной экономики, породившие данные тенденции, а именно: взаимно дополнять рынок и создание правительством институциональных основ рынка; обеспечивать предсказуемость правительства и судебных органов для стимулирования частных инвесторов; разрабатывать государственные программы, направленные на справедливое распределение плодов рыночного развития; осуществлять государственное регулирование состояния окружающей среды.

Эти известные рекомендации дополняются более конкретными, учитывающими «плоды» рыночной экономики — спад производства и рост внешней задолженности в странах с переходной экономикой и в странах развивающегося мира. При проведении социальной политики этим государствам, получившим статус государств с развивающейся экономикой, рекомендуется отказываться даже от усеченных вариантов европейской системы социального обеспечения. Предлагается переносить бремя социальных расходов с государства на деловые круги, работающих, домашние хозяйства и местные общины с учетом разграничения конкурентных и монопольных сегментов в коммунальном секторе, разделения программ социального страхования и программ социальной помощи.

Понятно, что наступление на социальные права трудящихся «оправданы» созданием «эффективного государства» как помощника сохранения нынешнего курса глобализации, суть которого и состоит в перераспределении сокращающегося «пирога» в пользу промышленно развитых стран. Что же касается разграничения конкурентных и монопольных сегментов в коммунальном секторе, разделения программ социального страхования и программ социальной помощи и других институциональных преобразований, то их эффективность прямо зависит от того, что понимается реформаторами под «эффективным государством».

Под эффективным регулированием экономики авторы отчета понимают способность общества к поощрению конкуренции и инноваций, ограничению при этом злоупотреблений монопольной властью и защите потребителей и окружающей среды. Такое понимание эффективного регулирования экономики не является научным, поскольку его задачами служат не защита, а обеспечение устойчивого роста уровня благосостояния граждан, достижение полной занятости, отсутствие инфляции и сглаживание социального неравенства. Конкуренция и монополия — это средства, которые могут быть эффективно или неэффективно использованы государством в достижении его целей. Но даже и при таком понимании эффективного регулирования экономики авторам отчета следовало бы раскрыть механизмы его реализации, а не ограничиваться декларативными заявлениями о желательности эффективного регулирования экономики.

Непонимание авторами отчета системы эффективного регулирования экономики и их служение сохранению нынешнего глобализма определяют примитивность их рекомендаций в области промышленной политики. Понимание авторами отчета о необходимости сильных государственных институтов для проведения промышленной политики слишком запоздало. Это было известно еще во времена Елизаветы I, Кольбера и Петра I. Тогда же использовались предлагаемые авторами субсидии и стратегические направления развития. В новом времени для проведения эффективной промышленной политики требуется значительно более высокий уровень координации экономических и финансовых процессов с использованием ЭВМ. Понятно, что при недостаточном уровне координации действий государства действительно можно прийти к плачевным результатам, о чем и предупреждают авторы отчета.

Сложность задачи координации толкает правительства на уход от ее решения посредством объявления приватизации в качестве задачи первоочередной важности. Авторы отчета солидарны с таким приемом и рекомендуют развивающимся государствам продолжать приватизацию, уменьшая таким образом гипертрофированный, по-видимому с точки зрения представлений о государстве-помощнике глобализма, размер государства. Ключевыми факторами декларируются прозрачность процесса приватизации, завоевание доверия работников, создание широкого круга собственников.

В области защиты окружающей среды, являющейся общей как для промышленно развитых стран, так и для развивающихся стран, рекомендуется стимулировать осмотрительное поведение банков и частной инициативы по распространению информации о состоянии природоохранного комплекса.

Для борьбы с произволом властей и с засильем коррупции авторами отчета предлагается второй элемент стратегии — укрепление государственных институтов посредством активизации конкурирующих с государством общественных институтов совершенствования системы оплаты государственных служащих и сохранения контроля за их действиями, расширения участия населения в управлении, предоставления больше власти местным органам.

Второй элемент стратегии исключительно важен в реализации любой концепции экономического развития. Вопросы состоят в том, с точки зрения какого критерия будет оцениваться деятельность государственных служащих, конкурирующих с ними общественных институтов и полнота власти местных органов, кто будет оценивать их деятельность и контролировать, как расширить участие населения в управлении.

Понятно, что в зависимости от выбора стратегии, устанавливаются критерии оценки деятельности государственных служащих, формирования конкурирующих организаций и передачи полномочий местным органам; определяются контролеры за развитием процессов в желаемом направлении и способы расширения участия населения в реализации выбранной стратегии. Для утверждения принципа подотчетности всегда требуется разделение полномочий между законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти, между центральными, региональными и местными органами управления. Однако состав полномочий у различных ветвей власти опять-таки зависит от выбранной стратегии.

Если стратегией реформирования государства является превращение его в надежного помощника глобализма, то известные постулаты рыночной экономики, предлагаемые авторами отчета о либерализации контроля над внешней торговлей, устранении барьеров для проникновения частных компаний, приватизации государственных предприятий для развития конкуренции и т.д., могут быть интерпретированы ими как способы сокращения возможностей для коррупции и ограничения прав государственных органов действовать волюнтаристски. Однако это мы уже проходили, а результат — коллапс государств и глубочайший экономический кризис. Авторы отчета сами назвали ошибочными представления о минималистском государстве, хотя, судя по их рекомендациям, продолжают им следовать во имя глобализма.

Мы полностью согласны с утверждением авторов отчета о необходимости системы найма государственных служащих, основанной на их профессионализме, а не на принципе протекционизма, и в которой продвижение осуществляется с учетом личных качеств, а труд адекватно оплачивается. Но здесь опять-таки все зависит от выбранной стратегии, с точки зрения которой оцениваются профессионализм и личные качества. Для ограничения политического протекционизма предлагается повысить заработную плату государственным служащим. Однако повышение заработной платы государственных служащих не может рассматриваться отдельно от политики доходов в государстве. Такое возможно, если государство не в состоянии самостоятельно проводить политику доходов, а следует рекомендуемым канонам глобализма.

Для поощрения конкуренции в области предоставления общественных продуктов и услуг предлагается привнести открытость за счет конкурсного распределения контрактов на предоставление услуг путем проведения тендеров и аукционов, с соблюдением при этом норм и финансовой отчетности. Авторы отчета напоминают также о необходимости учета мнений беднейших и маргинальных групп населения и рекомендуют остерегаться увеличения неравенства, макроэкономической нестабильности и риска увязнуть в местных проблемах. Здесь также трудно спорить с авторами отчета. Вопрос состоит лишь в том, какую стратегию реализует государство. Если стратегия — эффективная, то конкурсное распределение контрактов необходимо, а увеличения неравенства, макроэкономической нестабильности и риска увязнуть в местных проблемах не будет. Последнее возможно только во имя глобализма.

Увеличение открытости функционирования государства за счет широкого обсуждения ключевых направлений политики и участия пользователей общественных благ и услуг в разработке их предоставления, тщательного проведения децентрализации и разработки механизмов подотчетности и конкуренции может оказаться как полезным, так и деструктивным в реализации любой стратегии. В случае реализации концепции глобализма кризис управления удобно перекладывается «сверху» на более низкие уровни управления, а затем ищется новый консенсус по продолжению строительства государства-помощника глобализма.

Авторы отчета справедливо замечают, что события глобального масштаба все больше влияют на выбор государства. Предупреждая страны, что открытость может сделать их более чувствительными к внешним ценовым потрясениям, ценой отказа от открытости они считают увеличение разрыва в уровнях жизни между странами. Не споря с тем, что государства с развивающейся экономикой все более утрачивают возможность к самостоятельному проведению экономической политики, итоги социально-экономического развития этих государств свидетельствуют, что курс на открытость их экономик не уменьшил, а увеличил разрыв в уровнях жизни этих стран и стран промышленно развитых.

Авторы отчета отводят огромную роль Всемирной торговой организации и другим международным агентствам в урегулировании региональных кризисов. Понимая, что внешняя поддержка не даст результатов, если внутри страны нет стремления к реформам, авторы отчета считают важным сотрудничать с профсоюзами и всеми слоями общества с использованием компенсаций, проводить экспертизу рекомендаций глобализма на местном уровне.

Не отрицая важность международных агентств, в том числе Всемирного банка в урегулировании региональных кризисов, остается надеяться, что эти организации в своей деятельности начнут руководствоваться интересами прогрессивного развития цивилизации и оказывать справедливую помощь странам, оказавшимся на передовом фланге развертывающегося кризиса глобализма. Учитывая, что сегодня Россия несет самое большое бремя потерь от глобального экономического кризиса, она должна стать первым государством, которое предложит реальную альтернативу.

Резюме

  • К середине 80-х гг. в СССР наблюдались низкие темпы развития, набирала силу скрытая инфляция, выросла внешняя задолженность. Для достижения равновесия на потребительском рынке требовалась конфискационная (для спекулянтов) денежная реформа, либерализация розничных цен и формирование денежных доходов в зависимости от вклада каждого в рост эффективности производства. Нельзя было отказываться от государственного плана как инструмента координации экономических решений. Учитывая долговременность негативных тенденций, власть предпочла обратиться за помощью в МВФ. Выделение помощи по линии МВФ было связано с условием либерализации экономики России.
  • Либерализация экономики ставит под угрозу экономическую безопасность России. Главной угрозой является отсутствие скоординированной системы принципов экономической политики как у правительства, так и у оппозиции. Следуя дефляционному аскетизму, МВФ рекомендует правительству сокращать федеральные расходы и увеличивать налоги. За выполнением условий МВФ следует выделение дополнительных займов и переоформление внешнего долга. МВФ понимает, что он идет на значительный риск относительно того, сумеет ли Россия вернуть долги, но выгода транснационального капитала от продолжения либерализации ее экономики перекрывает потери, связанные с риском. Недовольство рекомендациями МВФ растет не только в России, но и во всех развивающихся странах.
  • Учитывая повсеместное недовольство граждан рыночными реформами, приведшими к уходу государства от регулирования экономики, авторы отчета о мировом развитии в 1997 году, подготовленного по заказу Всемирного банка, предлагают заменить бывшее название «светлого будущего» как «рыночной экономики» на «эффективное государство», сохраняя под новым названием продолжение нынешнего процесса глобализации мировой экономики. Так как для продолжения нынешней глобализации не требуется научный подход, то в отчете нет научного определения «эффективного государства», как в свое время «рыночной экономики», но рекомендуется государствам стать помощниками нынешней глобализации, делая маленькие шаги в направлении ее реализации и тем самым построения «эффективного государства».
  • Во имя борьбы с коррупцией авторы отчета призывают государства к отказу от роли «единственного провайдера» и выступлению в роли помощника и регулятора господствующей концепции глобализма, подчиняя демократию идеям пропаганды и реализации нынешнего глобализма.
  • В основе базовой концепции эффективного государства лежит подмена научной формулировки критерия эффективности государства и научных принциповего организации демагогией об улучшении работы центральных органов с ее навязыванием общественному мнению в качестве непреложной истины. Выдвижение на первое место задачи государства — «утверждение основ законности» связано с тем, что новый экономический порядок, благодаря рыночным преобразованиям, уже сформирован и нужен переход к дефляционному аскетизму. За демагогическими рассуждениями авторов отчета о разграничении конкурентных и монопольных сегментов в социальном секторе рекомендуется сократить бремя социальных расходов государства.
  • Приверженность к нынешнему глобализму и некомпетентность и определяют солидарность авторов отчета с теми правительствами, которые для ухода от решения сложной задачи координации объявляют приватизацию в качестве первоочередной задачи. Профессиональный уровень авторов отчета проявляется в примитивности их рекомендаций в области промышленной политики, сопоставимых с уровнем достижений экономической науки в XVI-XVII веках.
  • Второй элемент стратегии, состоящий в создании стимулов к повышению эффективности работы государственных служащих заслуживает серьезного изучения в тех странах, где демократизация развита недостаточно. Однако здесь нужно четкое понимание того, что главное выбор стратегии, в зависимости от чего организуется стимулирование государственных служащих и развитие демократизации. В рамках нынешнего глобализма стимулирование государственных служащих и развитие демократизации будут способствовать дальнейшему разгулу коррупции и волюнтаризму.
  • Учитывая опасность усиления коррупции и социальную дезинтеграцию внутри государств и между ними, для обеспечения социального прогресса цивилизации нужна смена международной экономической стратегии. Смена международной стратегии предполагает демократизацию в научном обсуждении глобальных и национальных экономических проблем, выбор государствами национальных эффективных стратегий и оказание справедливой помощи странам, оказавшимся на передовом фланге развертывающегося кризиса глобализма со стороны международных экономических агентств.

 

 

страница
назад
страница
вперед

 

Комментарии

Комментарий от Артем 16 февраля 2011 г.
  Полагаю в этот текст стоит добавить тезис о различии азиатской ментальностии и европейской. Многие экономические проблемы вызваны шизофреническими попытками внедрить европейские методы менеджмента в азиатскую по сути страну. А вот Япония построила свою экономическую систему адекватно своей культуре. Ее опыт желательно перенять...

 

Оставьте Ваш комментарий к этой статье
и получите доступ к закрытому разделу сайта


Добавление комментария

   Ваше имя:

  E-mail (не отображается на сайте):

Ваш отзыв:


Введите слово с картинки