Глава 11. Распад ялтинско-потсдамского порядка (1986–1991)




бахилы двойные,деньги под залог птс нижний новгород,кодирование алкоголизма в днепре вебсайт
Новости проекта
Новый раздел на сайте
26.10.2016
Атлас всемирной истории

Подробнее

Внимание! Открыта вакансия администратора
26.10.2016
Проекту "История Дипломатии" требуется старший администратор (свободный график работы)

Подробнее

Все новости

Однако эта тенденция не была универсальной. Она преобладала только в тех регионах, где проблема завоевания и защиты политической независимости была давно разрешена и, «насытившись сувере-{?}нитетом», эти государства могли позволить себе «роскошь» по-разному относиться к отстаиванию государственного суверенитета демократическим или недемократическими методами. Западная Европа достигал такого состояния общественно-политической мысли в начале 50-х годов, Латинская Америка – к началу 90-х годов. Центрально-Восточная Европа обладала потенциалом сдвига в этом направлении, но в самом движении отставала из-за долгого пребывания в консервирующей орбите «социалистического лагеря».

В отличие от этих регионов, в Юго-Восточной Европе и на пространстве СССР, как стало очевидно, государственный суверенитет трактовался как высшая ценность, которую нужно защищать любой ценой. Эту часть мира на рубеже 90-х годов захлестывала волна сепаратистских настроений. Их носители действовали под лозунгом демократизации, в подавляющем большинстве случаев будучи националистами.

Антикоммунистические революции в Восточной Европе представляли собой соединение антикоммунистической и национально-освободительной тенденций в том смысле, что свержение промосковских правительств подразумевало выход восточноевропейских стран из-под влияния СССР и как центра мирового коммунизма, и как иностранной державы вообще. События у советских границ, спровоцированные «перестройкой», оказывали «встречное влияние» на положение в союзных республиках СССР. В ряде из них – прежде всего прибалтийских и закавказских – оживились национально-патриотические настроения. К концу 80-х годов остро встал вопрос о суверенитете и самостоятельности союзных республик. Они настаивали на признании своего «суверенитета» сначала в рамках СССР, а затем – вне его. Возрастала угроза межэтнической напряженности. Участники националистических движений и организаций апеллировали к праву на самоопределение наций и другим международным нормам, ссылаясь на документы Венской встречи СБСЕ, в которых утверждался приоритет международного права над внутренними правоустановлениями Советского Союза.

Первым крупным очагом внутреннего конфликта в СССР стал Нагорный Карабах. Населенная преимущественно армянами Нагорно-Карабахская автономная область входила в состав Азербайджанской ССР с 1923 г. В начале февраля 1988 г. в ее центре г. Степанакерте и в столице Армянской ССР Ереване прошли демонстрации с требованием предоставить независимость Нагорному Карабаху, с тем чтобы в дальнейшем он мог присоединиться к Армении. Во время этих событий были убиты двое лиц азербайджанской национальности. «В ответ» на это на территории Азербайджана в г. Сумгаите был учинен погром армян. Началась «цепная реакция»: кровавые столкновения азербайджанцев и армян в Ереване и Баку, массовое бегство армян из Азербайджана и азербайджанцев из Армении. Из Москвы для поддержания порядка в Нагорный Карабах были направлены войска МВД, однако остановить конфликт не удалось. Между Армянской {?} ССР и Азербайджанской ССР фактически началась война, которую вели быстро сформированные отряды боевиков-добровольцев.

В сентябре 1989 г. Азербайджан и Армения провозгласили свой «суверенитет». На территории СССР началась «война законов». Суверенитет союзных республик не означал, что они стали независимыми или перестали себя считать частями СССР. В Советском Союзе не было закона, который бы регламентировал процедуру выхода союзной республики из СССР, хотя конституция в принципе предусматривала право союзных республик отделиться от него. Провозглашение «суверенитета» на практике было декларацией об отказе республик соблюдать общесоюзное законодательство, если оно противоречило законодательству республиканскому. «Суверенизация» предполагала приоритет местных законов по отношению к общесоюзным, включая как действующие, так и те, которые могли быть приняты республиканскими верховными советами в будущем.

Союзные власти не признали суверенитета Армении и Азербайджана, но контроль над событиями на местах ускользал из рук Москвы. В Азербайджане фактически власть перешла в руки отрядов Народного фронта Азербайджана, который возглавил Абульфаз Эльчибей. Пытаясь восстановить контроль над ситуацией, союзное правительство в январе 1990 г. ввело в Баку части МВД и регулярные войска, которые вступили в столкновение с отрядами боевиков. Имели место жертвы среди мирного населения.

Не менее драматично развивалась ситуация в Грузии. В июне 1988 г. Абхазская АССР, находившаяся в составе Грузинской ССР, обратилась к очередному съезду КПСС с просьбой включить ее в состав РСФСР. Хотя союзное руководство не намеревалось удовлетворять эту просьбу, события в Абхазии послужили поводом к националистическим выступлениям в столице Грузии. В феврале-марте 1989 г. в городе начались демонстрации под лозунгами «суверенитета» Грузии и ее выхода из СССР.

4 апреля 1989 г. в Тбилиси перед домом правительства начался многодневный митинг оппозиционных неформальных объединений под лозунгами: «Независимость Грузии!», «Долой Российскую империю!». 7 апреля по решению местного руководства в городе было введено чрезвычайное положение. В Москве стали опасаться антикоммунистического восстания и захвата власти националистами. Было принято решение направить в Тбилиси войска. Хотя оружие войсками не использовалось, 9 апреля против демонстрантов была применена сила. Погибло 16 человек. События в Тбилиси вызвали взрыв национализма в Грузии. В сентябре 1989 г. Грузия тоже провозгласила свой «суверенитет», а ноябре 1989 г. Верховный совет Грузии отдельно принял заявление о недействительности на ее территории положений союзного законодательства, которые противоречат или будут противоречить законам Грузии.

Армяно-азербайджанский конфликт в Карабахе послужил поводом для активизации сепаратистских настроений в Прибалтике. В {?} прибалтийских республиках стали выдвигаться требования «оградить себя от карабахского сценария», ответственность за который была возложена на «имперскую политику» Советского Союза. Сепаратистские тенденции в Прибалтике вызывали пристальное внимание западного общественного мнения, поскольку США и другие страны Запада никогда не признавали законности включения прибалтийских государств в состав СССР в 1940 г. В США и Канаде существовали общины выходцев из прибалтийских стран, которые были, конечно, настроены антисоветски.

В конце 80-х годов в республиках Прибалтики были созданы народные фронты, которые повели борьбу за мирный выход прибалтийских республик из состава СССР. 16 ноября 1988 г. Верховный совет Эстонской ССР провозгласил «суверенитет» республики. 26 мая 1989 г. ее примеру последовала Литва, а 29 июля 1989 г. – Латвия.

11 марта 1990 г. Верховный совет Литовской ССР принял акт о восстановлении Литовского государства, то есть Литовской Республики, которая существовала до 1940 г. По смыслу этот шаг означал формальное восстановление независимого Литовского государства. В Москве акт о независимости Литвы признан не был, и против Вильнюса были применены экономические санкции: прекратились централизованные поставки нефти в Литву. Уступая давлению, литовское руководство 29 июня 1990 г. объявило мораторий на введение в силу декларации о независимости, то есть отложило его.

4 и 8 мая 1990 г. резолюции о формальном провозглашении независимости приняли верховные советы Латвийской и Эстонской ССР. Учитывая опыт Литвы, они тоже заявили об отсрочке введения этих деклараций в действие. 23 августа 1990 г. примеру прибалтийских республик последовала Армения. Все эти решения были объявлены в Москве не имеющими силы как противоречащие конституции СССР. Таким образом, ни одна из провозгласивших независимость республик не спешила заявлять о фактическом выходе из СССР. Все опасались реакции Москвы.

Союзные власти не предпринимали решительных шагов, чтобы восстановить контроль над ситуацией в Закавказье и Прибалтике. Силы М.С.Горбачева были поглощены внутренней борьбой в КПСС. В ее центре оставался вопрос о демократизации и введении плюрализма политической системы. В марте 1990 г. третий Съезд народных депутатов СССР отменил ст. 6 Конституции СССР, закреплявшую за КПСС положение «руководящей и направляющей силы» советского общества. М.С.Горбачев был избран на съезде президентом СССР, сохранив за собой пост генерального секретаря ЦК КПСС.

Хотя Москва не признала независимости Литвы и та формально с этим считалась, фактически литовское правительство вело себя так, как если бы Литовская ССР действительно уже была независимым государством. В январе 1991 г. союзное руководство все же решилось восстановить контроль над Литвой при помощи силы. Москва не рискнула использовать против сепаратистов части регу-{?}лярной армии. В Литву были направлены силы ОМОН, которые попытались захватить ключевые точки литовской столицы. Горожане оказали сопротивление омоновцам. Произошли уличные столкновения, приведшие к человеческим жертвам. Союзное правительство отступило, Литва де-факто перестала подчиняться указаниям из Москвы, хотя по-прежнему опасалась формально заявлять о выходе из СССР.

Центробежные тенденции нарастали, осложняя положение М.СТГорбачева. В мае 1990 г. съезд народных депутатов РСФСР избрал Б.Н.Ельцина председателем Верховного совета РСФСР, что превратило его во вторую по значению политическую фигуру в Москве – руководителя крупнейшей союзной республики СССР, России. Демократическая оппозиция стала поддерживать его против М.С.Горбачева, политику которого после попытки силой подавить сепаратистов в Литве она считала «реакционной». Понимая это, Б.Н.Ельцин стремился продемонстрировать свои симпатии сторонникам «суверенизации» союзных республик. Поддержка «суверенитетов» республик против союзного центра стала важнейшей частью программы Б.Н.Ельцина, инструментом его борьбы с М.С.Горбачевым.

Отношения союзной власти с республиками продолжали осложняться. Руководство РСФСР не скрывало отрицательного отношения к усилиям М.С.Горбачева сохранить Союз ССР посредством его реформирования. 12 июня 1991 г. по предложению Б.Н.Ельцина Российская Федерация провозгласила свой «суверенитет». На этом основании день 12 июня в дальнейшем был объявлен национальным праздником России.

«Суверенизация» России спровоцировала в июне-июле 1990 г. так называемый парад суверенитетов – о своем «суверенитете» заявили Узбекистан, Молдавия, Украина и Белоруссия. Пытаясь договориться с республиками, 24 октября 1990 г. М.С.Горбачев встретился с лидерами 11 республик и представил им на обсуждение проект нового союзного договора. Союзное правительство предлагало трансформировать СССР из «жесткой» федерации, которой он был с момента создания, в «мягкую» – внутри которой союзные республики пользовались бы предельно широкими полномочиями во всех областях внутренней жизни. Республиканские элиты занимали выжидательную позицию в диалоге с центром. Основой оппозиции М.С.Горбачеву было руководство Российской Федерации во главе с Б.Н.Ельциным. Внешняя политика была единственной сферой, в которой полномочия и власть М.С.Горбачева еще не оспаривались.

 

 

страница
назад
страница
вперед

 

Оставьте Ваш комментарий к этой статье
и получите доступ к закрытому разделу сайта


Добавление комментария

   Ваше имя:

  E-mail (не отображается на сайте):

Ваш отзыв:


Введите слово с картинки