Усиление регионалистских тенденций в Латинской Америке и восстановление демократии в Чили (март 1990)

Глава 11. Распад ялтинско-потсдамского порядка (1986–1991)




шина 15-19.5,металлические опоры фланцевые
Новости проекта
Новый раздел на сайте
26.10.2016
Атлас всемирной истории

Подробнее

Внимание! Открыта вакансия администратора
26.10.2016
Проекту "История Дипломатии" требуется старший администратор (свободный график работы)

Подробнее

Все новости

Разочарование латиноамериканских стран в США после фолклендского кризиса стимулировало их интерес к сближению на южноамериканской региональной основе – прежде всего в экономической области. Еще в июле 1986 г. Аргентина и Бразилия выступили с совместным проектом развития экономического сотрудничества и интеграции, провозгласив его открытым для присоединения других стран. В течение 1986 г. обе страны подписали 16 протоколов, касавшихся разных сторон экономического взаимодействия. Сотрудничество развивалось медленно, но успешно, что позволило расширить его рамки. В марте 1991 г. в Асунсьоне (Парагвай) Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай заключили между собой четырехсторонний договор о создании таможенного союза и общего рынка четырех стран. Новое объединение стало называться Общим рынка Юга (Mercado Comun del Cono Sur, MERCOSUR, МЕРКОСУР) или Общим рынком южного конуса. Важно иметь в виду, что договор не означал немедленного создания общего рынка, время формирования которого было отнесено к 1995 г., после чего фактически МЕРКОСУР и смог начать действовать в качестве интеграционной группировки. Но до того страны-участницы Асунсьонского договора вели напряженную подготовительную работу (см. гл. 12).

В декабре 1986 г. «контадорская группа» (Мексика, Панама, Колумбия и Венесуэла) и «группа поддержки Контадоры» (Бразилия, Аргентина, Перу и Уругвай) слились воедино, образовав теперь уже многочисленную и влиятельную «группу Рио-де-Жанейро» («группу Рио») в составе восьми государств, включая все наиболее мощные латиноамериканские государства. Ее экономическим мотором в 90-х годах и стало сотрудничество в рамках МЕРКОСУР.

Создавая новые консультативные органы, латиноамериканские страны не ставили вопрос об упразднении ОАГ. Но на практике ее функции стали сужаться таким образом, что фактически из органи-{?}зации панамериканского сотрудничества она постепенно превратилась в «рамочную структуру» для контактов между латиноамериканскими странами и США.

Начиная примерно с 1989 г. инициатива в разработке перспективных направлений регионального и межамериканского сотрудничества перешла к чисто латиноамериканским по составу организациям – МЕРКОСУР и «группе Рио». Наиболее важные вопросы ситуации в Латинской Америке стали предварительно рассматриваться именно в «группе Рио» и только затем передавались на обсуждение в ОАГ.

После встречи «группы Рио» в верхах в мексиканском городе Акапулько в 1987 г. было решено, что к ее компетенции будет относиться выдвижение совместных инициатив в области региональной и международной безопасности и ограничения вооружений, совершенствование региональных мер доверия и практики мирного разрешения споров, содействие развитию демократических институтов, расширение диалога с внерегиональными государствами, стимулирование интеграционных процессов внутри региона и проведение совместной политики в целях демократизации международных отношений, развитие сотрудничества в деле борьбы с преступностью, контрабандой наркотиков и терроризмом, борьба с бедностью и обнищанием. На последующих встречах «группы Рио» эти направления дополнялись.

В 1990 г. на встрече в Каракасе (Венесуэла) было принято решение открыть двери для вступления в группу всех испаноговорящих центральноамериканских и карибских государств за исключением Кубы и для одной из англоговорящих стран Карибского бассейна (всего их имеется 19). «Группа Рио» имела основания считать себя вправе выступать от лица Латинской Америки в целом. На встрече в Картахене (Колумбия) в 1991 г. от имени «группы Рио» был выдвинут проект превращения Латинской Америки в зону мира и заявлено об отказе латиноамериканских стран от производства, приобретения и хранения ОМП.

Активность латиноамериканских стран на международной арене, интенсификация их контактов со странами Западной Европы, Канадой, Японией, государствами бассейна Тихого океана беспокоила США. К окончанию пребывания Р.Рейгана на посту президента стало ясно, что его «нажимная» политика провоцирует антиамериканизм и стимулирует латиноамериканскую солидарность против Вашингтона. Американскую администрацию тревожила и перспектива «закрытой» латиноамериканской экономической интеграции.

В русле модификации политики на латиноамериканском направлении президент Р.Рейган в феврале 1982 г., выступая в штаб-квартире ОАГ в Вашингтоне, выдвинул «инициативу для стран Карибского бассейна и Центральной Америки», в соответствии с которой американская сторона обещала открыть внутренний рынок США для товаров и услуг карибских и центральноамериканских стран. Р.Рейган также принял обязательство содействовать введению в {?} 2000 г. преференциального режима торговли со странами этой группы. Одновременно странам Карибского бассейна и Центральной Америки была предложена программа американской экономической помощи. «Карибская инициатива» Р.Рейгана имела ограниченный эффект для отношений Вашингтона со странами региона.

Для укрепления позиций США в Западном полушарии требовался более масштабный проект. Таковым мог оказаться в самом деле грандиозный план создания «всеамериканской зоны процветания и благополучия от Аляски до Огненной Земли» с включением в нее Канады, США, всех стран Латинской Америки и Карибского бассейна.

Выступая 27 июня 1990 г. в Белом доме, избранный президентом США в 1988 г. Дж.Буш-старший представил основные положения этого плана. Он предусматривал создание зоны свободной торговли, в рамках которой было бы обеспечено беспрепятственное передвижение товаров и услуг, рабочей силы и технологий на всем пространстве Западного полушария. В целях осуществления проекта предполагалось на базе Межамериканского банка развития создать фонд в 1,5 млрд долл., средства которого должны были гарантировать приток капиталов в латиноамериканский регион. План предусматривал возможность списания Латинской Америке четвертой части ее долга перед США, составлявшего к 1990 г. 48 млрд долл., и реструктурирование остальной – через МВФ и Всемирный банк. Благодаря финансовой привлекательности инициатива Дж.Буша была встречена странами с интересом.

Формирование нового контекста сотрудничества между латиноамериканскими странами с акцентом на экономическое развитие способствовало оздоровлению обстановки в Чили и вокруг нее. После захвата власти в стране в 1973 г. генерал А.Пиночет установил диктатуру, стоившую жизни многим противникам режима. Благодаря жесткости правления чилийское руководство смогло осуществить курс радикальных экономических реформ («шоковая терапия») в соответствии с рекомендациями американских советников чикагской школы. Реформы сопровождались падением производства и сокращением зарплат, против чего население не могло выступать в условиях диктатуры. Для оказания поддержки реформам американские корпорации направили в Чили значительные инвестиции, опираясь на которые к началу 80-х годов страна смогла продемонстрировать темпы экономического роста до 8% в год. Под давлением А.Пиночета в стране была принята новая конституция, которая позволила ему оставаться на посту президента до 1989 г. (формально он впервые занял этот пост в 1974 г.).

Однако военное правление в Чили перестало устраивать США, при поддержке которых в свое время оно было установлено. Вашингтон стал оказывать на А.Пиночета давление, стремясь заставить его отказаться от власти и восстановить нормальный ход выборного процесса. На позицию американской администрации оказывало давление общественное мнение, достоянием которого стано-{?}вились новые факты убийств политических противников А.Пиночета – как в самой Чили, так и на территории других стран, включая США. В марте 1988 г. генерал ушел с поста президента, сохранив за собой руководство вооруженными силами. Он заявил о передаче на референдум вопроса о своем дальнейшем пребывании в качестве главы государства. 5 октября 1988 г. состоялся референдум, 55% участников которого высказались против продления полномочий А.Пиночета. 14 декабря 1989 г. были проведены одновременные выборы президента и нового состава парламента Чили. Президентом страны стал Патрицио Айлвин Азокар.

Влияние военных продолжало оставаться в стране очень сильным. Фактически первые по-настоящему свободные выборы в Чили состоялись только в ноябре 1993 г., когда президентом страны был избран Эдуарде Фрей. А.Пиночет оставался главнокомандующим вооруженными силами Чили до марта 1998 г.

Избрание в 1989 г. в Чили первого за полтора десятилетия гражданского президента позволило латиноамериканским странам провозгласить демократию нормативным принципом своего государственного устройства. В апреле 1991 г. в столице Чили, г. Сантьяго, была созвана XXI сессия генеральной ассамблеи ОАГ, на которой принята резолюция № 1080 о внесении изменений в ее устав. В резолюции демократическое государственное устройство и соблюдение прав и свобод человека были провозглашены главными условиями обеспечения безопасности стран региона. В документе, озаглавленном «Обязательства Сантьяго в области соблюдения демократии и обновления межамериканской системы», представительная демократия была названа единственно возможной формой правления, а ее защита – первоочередной обязанностью стран-членов ОАГ. На следующей сессии резолюция была оформлена в качестве ст. 9 устава, где предусматривалось исключение из организации любой страны, нарушающей нормы представительной демократии.

ОАГ, таким образом, стала первой организацией мира, устав которой предусматривал международные санкции за действия, ранее входившие исключительно во внутреннюю компетенцию государства. Изменения в уставе ОАГ ставили под сомнение принцип невмешательства, многократно закрепленный в других ее документах. Этот сдвиг немного опередил сходные тенденции, которые после распада СССР стали энергично проявлять себя прежде всего в европейской политике. Значительная часть государств мира в самом деле начинала считать, что ценность государственного суверенитета может быть принесена в жертву интересам защиты демократии и прав человека.

 

 

страница
назад
страница
вперед

 

Оставьте Ваш комментарий к этой статье
и получите доступ к закрытому разделу сайта


Добавление комментария

   Ваше имя:

  E-mail (не отображается на сайте):

Ваш отзыв:


Введите слово с картинки