Главная / Государственные экономические стратегии / Раздел второй. От политики стабилизированных денег к политике регулируемых денег до второй мировой воины/ Инфляция, девальвация, дефляция и ревальвация как инструменты национального и транснационального регулирования экономики в условиях господства монополий

Раздел второй. От политики стабилизированных денег к политике регулируемых денег до второй мировой воины




межкомнатные двери мдф,проверка и восстановление ГБЦ автомобиля коммерческого типа,анонимная помощь наркозависимым,натяжные потолки лыткарино,промо модели на выставку
Новости проекта
Новый раздел на сайте
26.10.2016
Атлас всемирной истории

Подробнее

Внимание! Открыта вакансия администратора
26.10.2016
Проекту "История Дипломатии" требуется старший администратор (свободный график работы)

Подробнее

Все новости

Первая мировая война «породила» новую мировую экономическую систему, отличительной чертой которой стала смена золотого стандарта системой банкнотного и бумажно-денежного обращения. У монополий появилась возможность увеличивать цены, а у государства — увеличивать бюджетные расходы за счет дефицитного финансирования, что отразилось в обесценении денег, т.е. в падении их покупательной способности по отношению к товарам (внутреннее обесценение) или снижении их валютного курса (внешнее обесценение). Национальные кредитные институты воздействуют на рост цен через выпуск банкнот при покупке у государства краткосрочных обязательств, при обмене притока иностранной валюты на национальную и при депозитно-чековой эмиссии в связи с финансированием дефицита и при выдаче кредитов. В усилении инфляции в национальной экономике активную роль принимают транснациональные корпорации посредством взвинчивания цен на импортную продукцию и предоставления ссуд в иностранной валюте, которая, обмениваясь на национальную валюту, увеличивает денежную массу в обращении.

Обесценение денег имело место и ранее в случае открытия новых месторождений золота или серебра, циклических колебаний спроса и предложения, стихийных бедствий. Однако в условиях государственно-монополистического капитализма, возникших после первой мировой войны, обесценение денег определяется не только цикличностью производства и чрезвычайной ситуацией, но и практикой государственного регулирования, монополистического ценообразования и международных валютно-кредитных отношений.

В условиях свободной конкуренции цены устанавливались стихийно, уравновешивая спрос с предложением, и служили ориентирами направления инвестиций для увеличения прибыли капиталистов. Так как рынок расширялся и издержки производства на единицу продукта сокращались, то норма прибыли была высокой и большинству капиталистов было выгодно сохранение стабильных денег, обеспечивающих воспроизводство условий свободной конкуренции.

При монополистическом капитализме у производителей появляется более «дешевая» возможность увеличения прибыли за счет искусственного завышения уровней цен по сравнению с реальными затратами, чем модернизация производства и удешевление издержек производства на единицу продукта. Кроме того, при проведении кредитной экспансии капиталистический предприниматель получает максимальные суммы дешевого кредита, трансформируя в капитал некапиталистические сбережения средних слоев.

Искусственное завышение цен и минимальная плата за кредит, сокращая реальное потребление кредиторов — трудящихся и поставщиков, если последние не являются монополистами, неминуемо ведут к кризису перепроизводства. Для того чтобы стимулировать расширение производства и отодвинуть приближение кризиса, монополисты воздействуют на политику денежных властей в направлении расширения государственного спроса и удешевления кредита. Раскручивая тем самым инфляцию, они получают преимущество быть первыми в гонке цен и расширяют сферу рынка. Таким образом инфляция становится выгодной монополистам и приобретает всеобщий характер. Кроме того, учитывая ее неравномерное развитие в разных странах, она порождает нестабильное движение спекулятивных капиталов, что дает возможность крупным финансовым воротилам увеличивать свои прибыли на нестабильности мировой экономики.

Стремительная инфляция, если она не оправдывается вынужденными чрезвычайными обстоятельствами, дезорганизует все расчеты монополистов и обостряет социальную ситуацию. Вот тогда капиталист требует контроля, чтобы преодолеть инфляцию. Но так как установление нового равновесия в условиях нестабильного движения спекулятивных капиталов невозможно, то монополисты становятся заинтересованными в медленной инфляции, создавая тем самым стимулы к расширению производства для экономического захвата новых рынков, сокращая при этом затраты на рабочую силу и на оплату сырья поставщиков из экономически зависимых государств. Таким образом, при легкой экспансии цен, т.е. медленной инфляции, возможно оттянуть кризис перепроизводства внутри данного государства, перекладывая бремя потерь от инфляции на зависимые от него другие государства. В конце концов, когда мировой кризис перепроизводства становится неизбежным, монополистический капитализм находит другие пути выхода, включая военные авантюры [48].

Обычно для раскрытия механизма инфляции используют количественную теорию денег, осуждающую чрезмерную их эмиссию. К началу XX в. количественная теория денег занимает господствующее положение в западных экономических теориях. Среди ее различных вариантов наибольшую популярность получили два — трансакционный (от слова transaction — сделка) и кембриджский [61].

Трансакционный вариант был разработан американским экономистом И.Фишером. Его «уравнение обмена» для краткосрочного периода имеет следующий вид: произведение количества денег (М) на среднюю скорость их обращения (V) = произведению количества реализованных товаров (Q) на их среднюю цену (Р), т.е.

MV= PQ.

При этом им были сделаны допущения о неизменности V и Q в краткосрочном периоде. Скорость обращения денег определяется долгосрочными факторами (степень развития кредита, состояние средств связи), а для капиталистического производства товаров, согласно неоклассической доктрине, характерна полная занятость ресурсов, и, следовательно, оно не может быть увеличено.

Следуя идеям количественной теории денег, И.Фишер, устранив из анализа V и Q, оставил одну причинную связь: Р = f (M).

Кембриджский вариант (или теория кассовых остатков) получил развитие в работах английских экономистов А.Маршалла, А.Лигу, Д.Робертсон. В отличие от Фишера, они акцентировали внимание не на обращении денег, а на их накапливании у хозяйственных субъектов. Основной принцип кембриджского варианта выражается формулой

М = kxPxQ,

где М — количество денег;

Р — уровень цен;

Q — физический объем товаров, входящих в конечный продукт;

к — часть годового дохода, которую участники оборота желают хранить в форме денег.

По существу, кембриджская формула идентична «уравнению обмена», так как к — величина, обратная показателю скорости обращения денег (k = 1/V). Основное различие двух подходов состояло в том, что И.Фишер связывал постоянство скорости денег с неизменностью институциональных факторов оборота, а кембриджские экономисты — с психологией (привычками) участников оборота. И те, и другие рассматривают деньги лишь как технический инструмент товарного обмена, выполняющий две функции — средства обращения и платежа. Конечный вывод при обоих подходах одинаков: изменение количества денег всегда служит причиной и никогда — следствием цен. Однако в 1920-1930 гг. выяснилось, что резкие колебания скорости обращения денег и циклические падения производства опровергают предпосылки количественной теории денег о неизменности скорости обращения денег и максимальном использовании ресурсов. Кроме того, теория стала противоречить практике монополистического ценообразования, когда уровень цен на многие товары во многом определяется действиями крупных компаний, стремящихся максимизировать прибыль, а не изменениями количества средств обращения. Причина и следствие поменялись местами, т.е. обнаружилась закономерность: M=f(P) [48].

Инфляционная «накачка» денежной массы ведет к значительному снижению валютного курса, что оказывает дестабилизирующее влияние на платежный баланс государства и на национальную экономику. Поскольку инфляция развивается неравномерно в отдельных странах, а валютные курсы не успевают отражать изменения в покупательной силе денег, то государства повсеместно уходят от системы фиксированных курсов. Возникает движение спекулятивного капитала, который в свою очередь усиливает размах колебаний валютных курсов, нестабильность платежных балансов и всей сферы валютно-кредитных отношений.

Экономисты классической школы считали, что существуют автоматические механизмы, способные вернуть платежный баланс к состоянию равновесия. В условиях золотого стандарта с фиксированным обменным курсом из стран с дефицитным платежным балансом золото перемещается в страны с положительным сальдо платежного баланса. В странах с дефицитом происходит уменьшение денег и, согласно количественной теории, пропорциональное снижение цен, а в странах с положительным сальдо — увеличение денег с ростом цен. В результате «дефицитные» страны становятся более конкурентоспобными и достигают улучшения своего платежного баланса.

При необратимости валют механизмом, приводящим к равновесию в международной торговле, является рыночное изменение обменного курса. Если страна имеет дефицит платежного баланса, то это означает, что спрос на ее деньги меньше предложения. И, наоборот, на деньги страны с положительным сальдо имеет место повышенный спрос. Тогда обменный курс между двумя странами изменится в неблагоприятную сторону для той страны, у которой обнаружился дефицит платежного баланса. Товары, приобретаемые ею у страны с положительным сальдо, окажутся более дорогими. Наращивая экспорт и сокращая импорт, торговый и платежный баланс «дефицитной» страны все более улучшается. Наоборот, у страны с положительным сальдо, он все более ухудшается. Процесс сближения обменных курсов будет продолжаться до тех пор, пока не восстановится равновесие между платежными балансами.

В неоклассической теории Маршалла равновесие или неравновесие платежного баланса зависит от эластичности спроса на экспортируемые и импортируемые товары, издержек производства и курсовых соотношений валют. Способами восстановления равновесия платежного баланса является снижение заработной платы, издержек производства, а также девальвация [4].

Девальвация означает снижение курса национальной валюты и является методом финансовой стабилизации после инфляции. При монометаллизме она означала снижение государством золотого (серебряного) содержания бумажных денег для стабилизации внутреннего обращения, как правило, после войны. После первой мировой войны она позволяет государству снизить курс национальной валюты по отношению к иностранным валютам и золотому ее содержанию в больших размерах, чем реальное ее падение на внутреннем рынке, чтобы улучшить состояние платежного баланса и укрепить конкурентоспособность государства за счет валютного демпинга. Экспортер, покупая товары на внутреннем рынке по относительно низким ценам, продает их на внешнем рынке за устойчивую валюту обменивая на большее количество обесцененной национальной валюты, получает сверхприбыль. При этом возникают благоприятные условия для притока иностранных капиталов.

Одновременно удорожается импорт товаров и происходит импорт инфляции, вызванный чрезмерным притоком в страну иностранной валюты и повышением импортных цен. Большую часть поступающей иностранной валюты кредитные институты депонируют в Центральном банке, получая взамен эквивалентную сумму в национальных денежных единицах. Поступающая в пассивы кредитных учреждений излишняя денежная масса позволяет им расширить ссудные операции и осуществить кредитную экспансию. В конечном счете экспортеры увеличивают свои прибыли, а реальные потери перекладываются на потребителей импортных товаров.

Сокращая реальную задолженность, заниженный валютный курс увеличивает бремя внешних долгов, выраженных в иностранной валюте. Невыгодным становится вывоз процентов и дивидендов, получаемых иностранцами по своим капиталовложениям. Эти прибыли реинвестируются, либо используются для закупки товаров по внутренним ценам с последующим их вывозом.

События после первой мировой войны показали, что девальвация, способствуя в некоторых случаях уменьшению несбалансированности международных расчетов страны, не устраняет глубинных причин возникновения диспропорций в международном обмене товарами, услугами и капиталами. В условиях государственно-монополистического капитализма стихийное установление равновесия посредством девальвации может продолжаться бесконечно долго и сопровождаться при этом инфляцией, глубокими экономическими кризисами и безработицей.

Для раскрытия механизма инфляции итальянский ученый А.Пезенти исходит не из количественной теории денег, а из реалий капиталистической экономики, принимая во внимание интересы разных социальных слоев, существование монополистического капитала и его воздействие на немонополизированный сектор экономики. Действие механизма инфляции он описывает в [48] следующим образом.

Предположим, что после объявления войны государство приостановило обмен бумажных денег на золото и выпустило 100 млн. лир казначейских билетов и банкнотов для приобретения военных материалов и содержания мобилизационного личного состава. Часть из них направляется на питание и транспортные расходы, а другая часть — на приобретение пушек, военного снаряжения и других предметов военного потребления, т.е. продукции тяжелой промышленности, достигшей к началу первой мировой войны высокого уровня органического строения капитала и концентрации. В первом случае выгоду имеет развитая отрасль капиталистического хозяйства — пищевая промышленность и некапиталистический сектор экономики — крестьяне и мелкие предприниматели. Во втором — представители ведущей группы капиталистического класса.

В первый момент инфляции поступление в обращение новых порций денег не может сразу изменить все цены на рынке. Цены на товары (железо, сталь, уголь, производственные постройки и оборудование) остаются на прежнем уровне. Заработная плата фиксирована. Цены начинают меняться под влиянием попыток предвосхитить будущие события и спекуляции.

Для того чтобы обеспечить себе в будущем такой действительный капитал, который будет достаточным для возобновления производственного процесса, т.е. для того чтобы приобрести по крайней мере прежнее количество железа, стали, угля и т.д., но уже по возросшим ценам, капиталиста интересует цена воспроизводства. Эту предвидимую цену капиталист фиксирует и навязывает государству-покупателю. Так как его производственные мощности недостаточны для удовлетворения спроса государства, то ему придется построить новые производственные сооружения, новое оборудование и нанять рабочую силу, что потребует большего первоначального капитала, чем это было ранее для тех же сооружений. Кроме того, капиталист учитывает, что война продлится недолго, спрос на его продукцию исчезнет и в результате производственные постройки и оборудование окажутся излишними или их придется реконструировать. Поэтому лучшим для него решением является списание нового предприятия в течение одного года, а для этого требуется такое повышение цен, которое позволит ему осуществить ускоренную амортизацию. Таким образом, инфляция, или рост цен, начинается с действий капиталиста, который в первый же момент «зарабатывает» чрезвычайно высокие прибыли.

Поставщикам ничего неизвестно о предпринятых мерах. Если поставщики — крупные капиталисты, то они смогут обеспечить себе крупные прибыли. Если же поставщиками оказываются не монополисты, а это было характерно для многих секторов экономики, где работали строители, ремесленники, торговцы, надомники, крестьяне и мелкие промышленники, то в первый момент эти слои не принимают участия в повышении цен и несут бремя инфляции на себе. На последующих стадиях инфляционный рост захватывает не только капиталистические круги, но постепенно распространяется и на независимых некапиталистических производителей. При этом крестьяне могут получать высокие денежные доходы в номинальном выражении, порождаемые особой конъюнктурой из-за усиленного спроса на продовольствие и введением карточной системы, но это повышение доходов имеет не реальный характер.

Проигрывающими в этом процессе с первого момента оказываются работники наемного труда. Они требуют увеличения заработной платы и жалованья, но уже после того как повысились цены. Рост заработной платы и жалованья всегда отстает от повышения цен, и в силу этого в национальном доходе соотношение между долей заработной платы и долей прибыли меняется в пользу прибыли за счет заработной платы. Это вызвано главным образом ограничением прав профсоюзов в военное время. К проигрывающим относится еще один слой населения, всегда страдающий от инфляции — рантье, получатели доходов, которые не участвуют в производственном процессе, а владеют денежными сбережениями. К концу инфляции их сбережения и доходы будут обесценены. Этот же процесс повторился и в годы второй мировой войны.

Таким образом, по Пезенти суть инфляционного процесса состоит в лишении «владельцев сбережений» их денежного имущества и превращении этих средств в капитал. Если владельцы сбережений не капиталисты, то они окажутся не в состоянии компенсировать потерю сбережений увеличением прибылей на капитал. Часть своей заработной платы капиталистическим слоям вынуждены уступать работники наемного труда. Инфляционный процесс продолжается и после окончания войны. Средства, перешедшие в руки капиталистов, используются ими для восстановления «реального капитала», разрушенного во время войны, и для его увеличения. Но инфляцию уже нельзя больше оправдывать необходимостью принесения «жертв для победы».

Проблема финансовой стабилизации остро стала в 20-х гг. перед всеми странами, активно участвовавшими в первой мировой войне. Степень инфляции, достигнутая к началу периода стабилизации покупательной способности денег, была неодинаковой для различных валют в разных странах. Так, Великобритания, ведшая войну не на своей территории и обладавшая обширными ресурсами, резервами и гибкой налоговой системой, в меньшей степени прибегала к инфляционному финансированию своих расходов, чем такие страны, как Франция, Италия, Германия и страны Центральной Европы. Абсолютный рекорд инфляции принадлежит Германии, где после первой мировой войны банкнотное обращение составило 496 квинттриллионов бумажных марок и реформой 1923 г. был произведен обмен по соотношению 1 трлн. : 1 [61].

В самой инфляции, порожденной войной, различают фазу, приходящуюся на годы военных действий, и послевоенную фазу, когда ликвидируются военные долги. Самый тяжелый хозяйственный кризис, переросший в гражданскую войну, испытала Россия и страны, ранее входившие в состав австро-венгерской монархии, для которых поражение Германии означало потерю многих ресурсов. Экономические статьи Версальского договора вынуждали Германию продолжать «раскручивать» инфляцию.

Для измерения степени инфляции Лига Наций использовала обесценение находящихся в обращении бумажных денег по отношению к довоенному золотому паритету. Данные, полученные Лигой Наций, свидетельствовали о неравномерном развитии инфляции в разных странах. Полная нуллификация марки, кроны и рубля, обесценение на 50-70% лиры, французского и бельгийского франка, на 25% обесценение фунта стерлингов [48].

По мнению Пезенти, цена золота не может служить мерой степени такого сложного явления, как инфляция, так как в ходе повышения общего уровня цен меняются все экономические соотношения и, кроме того, процесс инфляции, достигнув определенного уровня — критической точки, приобретает особые черты. Это объясняется тем, что спрос на отдельные товары претерпевает изменения. Во время войны спрос растет на продукцию тяжелой промышленности и на горючее, а после ее окончания расширяется спрос на товары, необходимые для реконструкции оборудования и восстановления запасов. Так как удовлетворение расширившегося спроса опосредствуется операциями крупных торговых организаций, то быстрее всего реагируют на изменения в спросе оптовые цены, которые на начальных стадиях инфляции растут быстрее розничных. На завершающих этапах инфляции розничные цены начинают расти быстрей.

При изучении инфляционного процесса Пезенти обращает внимание на то, что каждая инфляция имеет свою специфическую историю. От стремительной инфляции, вызванной к жизни огромными военными расходами, отличается постепенно развивающаяся медленная (постепенная) инфляция, отличающаяся от стремительной значительно меньшими масштабами изменения индекса цен на протяжении длительного периода. Как правило, это 2-5% в год. На инфляционный процесс действуют и факторы психологического порядка. Так, обе «большие инфляции», развернувшиеся после первой и второй мировой войн, имея общее военное происхождение, отличались тем, что в годы первой мировой войны многие считали, что к концу войны будет восстановлен старый золотой паритет, то в годы второй мировой войны в это уже не верили.

Понятие критической точки означает, что, начиная с некоторого момента, несмотря на увеличение денежной суммы, удается приобрести меньше товаров и услуг, чем раньше, т.е. инфляция оказывается невыгодной. Этот момент не совпадает для различных социальных групп и государства. Так, работники наемного труда вступают в нее сразу после начала инфляции, вслед за ними — мелкие производители и лишь значительно позже — капиталисты [48].

У государства критическая точка наступает в тот момент, когда доходы государства, связанные с эмиссией казначейских билетов и представляющие собой недифференцированный налог, начинают увеличиваться быстрее, чем реально приобретаемый объем товаров и услуг. Быстрее всего уменьшается реальная покупательная способность поступлений от прямых налогов, так как они основываются на доходах или имуществе, оцененных в предшествующем периоде. Но и поступления от налогов, связанных с продажей товаров, также не поспевают за изменениями в стоимости денег. Растут и уклонения от налогов в связи с хаосом в хозяйственных отношениях, вызванным инфляцией. Государство вновь прибегает к эмиссии банкнот, пока затраты на выпуск новых денежных сумм не станут выше их покупательной способности. Пример этому — Германия к концу послевоенной инфляции.

Высокая степень развития инфляции приводит к серьезным изменениям в структуре капиталистического хозяйства. Часть промышленных отраслей обнаруживает тенденцию к гипертрофированному развитию, а некоторые отрасли деградируют. Легкость получения прибыли быстро развивает капиталистическую концентрацию, но не стимулирует процесс обновления оборудования. Это связано с тем, что быстрые изменения в стоимости денег ослабляют необходимость учета действительных затрат, а более быстрый рост цен на средства производства и сырье увеличивает начальную сумму для их приобретения. Наступает момент, когда большая сумма прибылей, выраженная в деньгах, оказывается недостаточной для расширенного воспроизводства реальных ценностей, поскольку покупательная способность низших и средних социальных слоев уменьшилась. Инфляция, разрушая действительный капитал страны, противоречит интересам развития национальной экономики. Позже других капиталисту приходит понимание последствий инфляции.

В определенный момент критическая точка достигается и в международной торговле. Известно, что обесценение валюты может означать как признание реального факта, так и возникновение валютного демпинга — искусственного занижения уровня внутренних цен по сравнению с мировыми для стимулирования экспорта. В случае с инфляцией на обменный курс влияет состояние совокупных платежных балансов, включающих торговые балансы и статьи движения капиталов, реальное обесценение валют и перспективы дальнейшего развития инфляции. По сути соотношение между бумажными деньгами определяется ценами всей совокупности товаров, и в первую очередь тех товаров, которые определяют внешнеторговый оборот сравниваемых стран, а также факторами спекулятивного характера [48].

Исторический опыт свидетельствует, что в первое время, когда считают, что инфляция носит временный характер, в страну, где начинается рост цен, могут притекать денежные капиталы в поисках временного применения. Но потом начинается недоверие к валюте, и капиталы как национальные, так и иностранные утекают из страны, что способствует ускорению инфляционного процесса и более быстрому обесценению денег. После этого ухудшение обменного валютного курса оказывается выше степени развития инфляции внутри страны, внутренние цены становятся ниже мировых и возникает «валютный демпинг».

Однако подобный рост экспорта на деле означает реальное обеднение страны, так как на валютную выручку от экспорта можно купить все меньшее количество товаров. Появляется стремление сократить импорт, что зависит от его товарной структуры и устойчивости спроса на импортируемые и экспортируемые товары. В сфере внешней торговли критическая точка инфляции достигается в тот момент, когда ухудшение обменного валютного курса начинает опережать увеличение количества внутренних денег и рост внутренних цен либо уровень внутренних цен растет быстрее, чем количество денег в обращении [48]. При этом для экспортеров и импортеров видимость благополучия сохраняется до тех пор, пока затраты на их предприятиях не превысят денежных поступлений.

В конце концов резко сокращается рынок потребления и критическая точка инфляции достигается в операциях каждого предпринимателя. Инфляция перестает быть выгодной всем слоям общества, и задача финансовой стабилизации, т.е. стабилизации покупательной способности национальных денег на определенном уровне по отношению к международным счетным денежным единицам, к валютам других стран, становится первоочередной. При сильном обесценении денег возможна полная их замена.

Часто денежным реформам предшествует дефляция, означающая изъятие из обращения излишней денежной массы, выпущенной в период инфляции. Дефляция имела место и в условиях золотого стандарта, если Центральный банк обнаруживал сокращение золотого запаса. Ее проведение означает уменьшение платежеспособности населения, предприятий и дефицитного финансирования. Для этого используют рост налогообложения, сокращение социальных расходов и замораживание заработной платы, что позволяет уменьшить дефицит государственного бюджета за счет ухудшения социального положения трудящихся. Продажа Центральным банком государственных ценных бумаг на открытом рынке коммерческим банкам, повышение учетной ставки, норм обязательных резервов и лимитирование кредитов — все это сокращает инвестиционные возможности банков и предприятий. В результате снижаются темпы экономического роста, возрастает безработица. В то же время повышение процентных ставок с целью привлечения иностранных капиталов для улучшения платежного баланса способствует импорту инфляции.

Если национальные денежные знаки сохраняются и их покупательная способность стабилизируется на уровне, который выше, чем в тот момент, когда инфляция достигла максимума, то в этом случае имеет место ревальвация — повышение валютного курса национальных денежных единиц. Если же устанавливаемая покупательная способность денег совпадает с их фактической покупательной способностью в кульминационный момент инфляции, то имеет место «стабилизация» денег без ревальвации. Так как после принятия решения о стабилизации денежного обращения дальнейший рост цен может продолжаться в течение некоторого периода, то лишь по его истечению можно правильно определить, имела ли место стабилизация или дальнейшее обесценение денег, хотя и с элементами ревальвации.

Ревальвация как метод финансовой стабилизации использовалась в 1821 г. в Великобритании, в 1879 г. в США — для восстановления золотого стандарта после инфляционного обесценения банкнот. Воздействие ревальвации на международные экономические отношения противоположно девальвации. Она невыгодна национальным экспортерам, так как цены на их товары, выраженные в валютах других стран, становятся выше и, напротив, от нее выигрывают национальные импортеры, которым покупка иностранной валюты для оплаты ввозимых товаров становится дешевле. Она выгодна кредиторам, имеющим требования к заемщикам по ранее предоставленным кредитам в ревальвированной валюте.

Динамика валютного курса определяется движением экспортных и импортных товаров, т.е. состоянием торгового баланса. Если валюта неконвертабельна, то на соотношение валют воздействуют уровни издержек производства у обеих сторон и мировых цен. Значительно меньшую стабильность и склонность к равновесию обнаружили после войны спрос и предложение платежных средств, определяемых движением услуг. Еще большей нестабильностью характеризовалось движение капиталов. Так, страны-победительницы стремились восстановить вывоз капитала для закрепления своего господства экономическими методами, однако из-за политических причин это движение перестало обладать регулярностью довоенного времени.

Как показал опыт хозяйственного развития после первой мировой войны, особенно дестабилизирующее влияние на состояние валютных рынков и платежных балансов стали оказывать так называемые «горячие деньги» — спекулятивные движения краткосрочного капитала, играющего, благодаря инфляции, на разнице в валютных курсах и устремляющегося в те страны, где появлялась уверенность в ревальвации валюты. Для стимулирования притока иностранных инвестиций, ревальвация как правило, сопровождается увеличением процентной ставки. После осуществления ревальвации иностранные капиталы возвращаются на национальные рынки ссудных капиталов.

Кроме того, при финансовой стабилизации необходимо учитывать сумму государственного долга, образующегося во время войны на фоне разрушения богатства и обязующего государство выплачивать проценты по займам. Если подписчиком государственного займа становится частное лицо, то сокращение его платежеспособного спроса посредством передачи государству части своего дохода будет означать перемещение богатства, хотя подписчик может потребовать от банка открытия кредита для подписки на заем. Если же подписчиками являются кредитные институты, то открытие государству огромного кредита может порождать пирамиду кредитных документов, являющихся фактором инфляции. В случае проведения ревальвации следует учитывать необходимость сокращения государственного долга, так как ревальвация влечет за собой увеличение реального бремени долгов.

Если в ходе инфляции производителю выгодно обращаться к кредиту, то в фазе падения цен, вызванного ревальвацией или кризисом, первоначально вложенный капитал оказывается дороже полученной выручки в конце производственного процесса. Тяжелей становится и реальное бремя задолженностей. Поэтому для капиталиста возникает необходимость сокращения статей издержек производства — платы за сырьевые товары, процентов, заработной платы. Но это сделать трудно, так как многие сырьевые товары — импортные и, следовательно, цены на них зависят от международной конкуренции, профсоюзы отстаивают права трудящихся, а покупательная способность рынка сокращается. Даже в фашистской Италии, несмотря на сокращение статей затрат по заработной плате, дефляция повлекла за собой кризис. В конечном счете, если после проведения стабилизации не будут созданы условия для оживления экономики, то кризис становится неизбежным.

Таким образом, в условиях всеобщего характера инфляции, охватившей государства после первой мировой войны и порожденной ею нестабильности движения спекулятивных капиталов, установление нового равновесия на основе стабилизированных денег, стоимость которых меняется в соответствии с изменившейся экономической реальностью, оказывается неразрешимой задачей. Возможным становится уменьшение беспорядка, порождаемого стремительной инфляцией, и сглаживание надвигающегося кризиса посредством медленной инфляции с распределением ее бремени на незащищенные социальные слои.

Резюме

  • Первая мировая война «породила» новую мировую финансовую систему, отличительной чертой которой стала смена золотого стандарта системой банкнотного и бумажно-денежного обращения. У монополий появилась возможность увеличивать цены, а у государства — увеличивать бюджетные расходы за счет дефицитного финансирования, что отразилось в обесценении денег. Инфляция приобрела всеобщий характер.
  • Ранее для раскрытия механизма инфляции использовали количественную теорию денег, осуждающую чрезмерную их эмиссию, как причину роста цен. Однако в 20-х гг. выяснилось, что уровень цен определялся действиями монополий, стремящихся максимизировать прибыль, а не изменениями количества средств обращения. Искусственное завышение цен и минимальная плата за кредит, сокращая потребление и сбережения немонополистов, ведут к обогащению монополистов и одновременно к кризису перепроизводства с обострением социальной ситуации.
  • Инфляционная «накачка» денежной массы значительно снижает валютный курс, что оказывает дестабилизирующее влияние на платежный баланс государства. Из-за неравномерности развития инфляции в разных странах и повсеместного их отказа от фиксированных курсов большую нестабильность обнаружило движение капиталов. Появилось движение «горячих денег» — спекулятивного краткосрочного капитала, играющего на разнице в валютных курсах. Оно служит обогащению транснациональных корпораций, предоставляющих ссуды государствам в иностранной валюте.

Степень инфляции была неодинаковой для различных валют в разных странах. Для ликвидации тяжелых хозяйственных последствий Германия и Россия должны были «раскручивать» стремительную инфляцию и после войны. В конце концов у всех государств достигается критическая точка инфляции, когда высокая степень ее развития перестает быть выгодной всем. Монополисты становятся заинтересованными в переходе от стремительной к медленной инфляции, создающей стимулы к расширению производства и захвата новых рынков. Первоочередной задачей становится финансовая стабилизация, т.е. стабилизация покупательной способности национальных денег по отношению к международным счетным денежным единицам и к валютам других стран. Такая задача остро стала в 20-х гг. перед всеми странами, активно участвовавшими в первой мировой войне.

  • Для восстановления равновесия платежного баланса можно было использовать девальвацию, либо ревальвацию. В условиях господства монополий девальвация сопровождается валютным демпингом и импортом инфляции, что может продолжаться бесконечно долго. Странам-победительницам, стремившимся восстановить вывоз капитала, была выгодней ревальвация, сопровождаемая увеличением процентной ставки на национальных рынках ссудных капиталов и, следовательно, реального бремени задолженности стран-импортеров капитала.
  • Ревальвация предполагала проведение дефляции. Падение цен и удорожание кредита, вызванные дефляцией и ревальвацией, привели к снижению темпов экономического роста и росту безработицы. Таким образом, установление нового равновесия на основе стабилизированных денег оказалось неразрешимой задачей. Возможным стал переход от стремительной инфляции к медленной инфляции. Сокращая при этом затраты на рабочую силу и на оплату сырья поставщиков из экономически зависимых государств — импортеров капитала, бремя потерь от инфляции перекладывается на слабые социальные слои. Когда становится неизбежным мировой кризис перепроизводства, то монополистический капитализм организует военные авантюры.

 

 

страница
назад
страница
вперед

 

Оставьте Ваш комментарий к этой статье
и получите доступ к закрытому разделу сайта


Добавление комментария

   Ваше имя:

  E-mail (не отображается на сайте):

Ваш отзыв:


Введите слово с картинки