Заявление заместителя народного комиссара иностранных дел А.Я.Вышинского представителям англо-американской печати в Москве относительно польско-советских отношений от 6 мая 1943 г.
Главная / История международных отношений (1918-2003) / Том второй. Документы 1910-1940-х годов / Раздел восьмой. ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА И ОСНОВЫ ПОСЛЕВОЕННОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ / ОБЪЕДИНЕННЫЕ НАЦИИ. 1941 - 1945 / Заявление заместителя народного комиссара иностранных дел А.Я.Вышинского представителям англо-американской печати в Москве относительно польско-советских отношений от 6 мая 1943 г.

ОБЪЕДИНЕННЫЕ НАЦИИ. 1941 - 1945




Новости проекта
Новый раздел на сайте
26.10.2016
Атлас всемирной истории

Подробнее

Внимание! Открыта вакансия администратора
26.10.2016
Проекту "История Дипломатии" требуется старший администратор (свободный график работы)

Подробнее

Все новости

Ввиду поступивших запросов со стороны некоторых представителей англо-американской прессы по поводу советско-польских отношений, я, по поручению Народного Комиссариата Иностранных Дел, считаю необходимым ознакомить Вас с некоторыми фактами и моментами, относящимися к этому вопросу.

Это в данное время тем более необходимо, что нынешнее Польское правительство, под влиянием прогитлеровских элементов в нем и в польской печати, вызвало известное решение Советского правительства прервать отношения с Польским правительством, а польские официальные лица, польская печать и польское радио продолжают распространять многочисленные лживые заявления по вопросу о советско-польских отношениях. При этом они сплошь и рядом пользуются неосведомленностью широких общественных кругов о действительных фактах из области этих отношений.

I. О польских воинских частях, формировавшихся в СССР

Вслед за заключением 30 июля 1941 г. польско-советского соглашения было приступлено к формированию на территории Советского Союза польской армии в соответствии с заключенным между советским и польским командованием военным соглашением от 14 августа того же года. Тогда же по договоренности между советским и польским командованием общая численность польской армии была определена в 30 тыс. человек, причем в соответствии с предложением генерала Андерса было признано также целесообразным, по мере того как та или иная дивизия будет готова, немедленно направлять ее на советско-германских фронт.

Советские военные власти, по указанию Советского правительства, всемерно содействуя польскому командованию в наиболее быстром разрешении всех вопросов, связанных с ускоренным формированием польских частей, полностью приравняли снабжение польской армии к снабжению частей Красной Армии, находящихся на формировании. Для финансирования мероприятий, связанных с формированием и содержанием польской армии, Советским правительством был предоставлен Польскому правительству беспроцентный заем в сумме 65 млн. руб., который впоследствии, после 1 января 1942 г., был увеличен до 300 млн. рублей. Помимо этих сумм, выделенных Советским правительством, было выдано больше чем 15 миллионов рублей безвозвратных пособий офицерскому составу формировавшихся польских воинских частей.

Нужно отметить, что несмотря на первоначально установленную численность польской армии в 30 тыс. человек, на 25 октября 1941 г. польская армия уже насчитывала 41 561 человек, из них 2 630 офицеров. Советское правительство благожелательно отнеслось к предложению Польского правительства, сделанному в декабре 1941 г. генералом Сикорским, о дальнейшем расширении контингента польской армии до 96 тыс. человек. Вследствие этого решения польская армия развертывалась в составе 6 дивизий и, кроме того, первоначально определенный состав офицерской школы, запасных частей и частей усиления армии в 3 тыс. человек было решено увеличить до 30 тыс. человек. Вся армия, в соответствии с пожеланием Польского правительства, была переведена в южные районы СССР, - что диктовалось, главным образом, климатическими условиями, - где было развернуто строительство лагерей и размещены штабы, военные школы, санитарные учреждения и т.п.

Несмотря на трудные условия военного времени, в феврале 1942 года польская армия развернулась уже в составе намеченных дивизий и насчитывала 73 415 чел. Однако, вопреки неоднократным заверениям польского командования о решимости возможно скорее ввести в действие свои части, фактический срок выступления этих частей на фронт неизменно откладывался. В начале формирования польской армии срок ее готовности был определен 1 октября 1941 г., причем польское командование заявляло, что оно считает целесообразным направлять на фронт отдельные свои дивизии по мере того, как будет заканчиваться их формирование. Хотя подготовка отдельных частей и запаздывала, тем не менее, если не 1 октября, то несколько позже, имелась полная возможность выполнить это намерение. Между тем, оно не было выполнено и польское командование даже не поставило ни разу вопроса о направлении сформированных польских дивизий на советско-германский фронт. Советское правительство не считало возможным торопить польское командование с этим делом, но все же спустя 5 месяцев после начала формирования польских частей, а именно в феврале 1942 г., Советское правительство поинтересовалось, когда польские части начнут воевать против гитлеровцев. При этом была названа 5-я дивизия, как уже закончившая свою подготовку. Ставя этот вопрос, Советское правительство исходило, раньше всего, из прямых и ясных положений советско-польского военного соглашения 14 августа 1941 г., в пункте 7 которого говорилось: «Польские армейские части будут двинуты на фронт по достижении полной боевой готовности. Они будут выступать, как правило, соединениями не меньше дивизии и будут использованы в соответствии с оперативными планами Верховного командования СССР».

Несмотря на столь категорическое указание военного соглашения, генерал Андерс от имени Польского правительства впоследствии заявил, что он считает нежелательным вводить в бой отдельные дивизии, хотя на других фронтах поляки дрались даже бригадами. Генерал Андерс дал обещание, что вся польская армия будет готова принять участие в боевых действиях с немцами к 1 июня 1942 г. Известно, что ни 1 июня, ни значительно позже польское командование и Польское правительство готовности направить польскую армию для боевых действий на советско-германский фронт не проявило. Больше того, Польское правительство и формально отказалось от направления своих частей на советско-германский фронт, с мотивировкой, что «использование отдельных дивизий ничего на даст» и что «возможная боевая подготовка одной дивизии не оправдает наших ожиданий» (Телеграмма генерала Сикорского от 7 февраля 1942 г.).

Между тем, недопоставка в СССР продовольствия вследствие возникновения войны на Тихом океане привела к необходимости сократить количество пайков, отпускавшихся невоюющим войсковым частям в интересах обеспечения снабжения воюющих войск. Поскольку польское командование не проявило никакого желания направить хоть какие-нибудь польские воинские части на советско-германский фронт и продолжало держать их в глубоком тылу, Советское правительство, естественно, вынуждено было рассматривать эти части как невоюющие войска, вследствие чего на них было распространено решение о сокращении продовольственных пайков для невоюющих войсковых частей.

В силу этого, Советским правительством было принято решение с 1 апреля 1942 г. сократить количество продовольственных пайков до 44 тыс. и разрешить, в соответствии с желанием Польского правительства, эвакуацию в Иран польских частей сверх 44 тысяч, оставшихся в Советском Союзе. Эта эвакуация была проведена в марте 1942 г., когда из СССР выехало 31 488 человек военнослужащих. Вместе с ними было разрешено выехать и 12 455 чел. членов семей польских военнослужащих.

Отказываясь вывести свою армию на советско-германский фронт, польское правительство в то же время добивалось согласия Советского правительства на проведение на территории СССР дополнительного набора в польскую армию. Одновременно с предложением о дополнительном наборе Польское правительство обратилось к Советскому правительству с нотой, в которой говорило о таком использовании польских воинских частей, которое означало не что иное, как отказ от их использования на советско-германском фронте. В ответ на эту ноту (от 10 июня 1942 г.) Советское правительство уведомило Польское правительство, что, так как вопреки договору между СССР и Польшей, Польское правительство не считает возможным сформированные в СССР польские части использовать на советско-германском фронте, Советское правительство не может разрешить дальнейшее формирование польских частей в СССР.

Тогда был поставлен вопрос о полной эвакуации польской армии из СССР на Ближний Восток, и в августе 1942 были эвакуированы дополнительно 44 000 человек польских военнослужащих.

Таким образом, вопрос об участии польских войск в общей с советскими войсками борьбе против гитлеровской Германии Польским правительством был снят с порядка дня. Польское правительство решило этот вопрос отрицательно, вопреки первоначальным своим заверениям, вопреки сделанному в Декларации 4 декабря 1941 г. торжественному заявлению о том, что «войска Польской республики, расположенные на территории Советского Союза, будет вести войну с немецкими разбойниками рука об руку с советскими войсками».

Перед второй эвакуацией командование польской армии просило о выезде вместе с частями польской армии 20-25 тыс. человек членов семей польских военнослужащих. Советское правительство удовлетворило эту просьбу. Фактически же к 1 сентября 1942 г. уже было эвакуировано 25 301 чел. членов семей польских военнослужащих. Всего, таким образом, выехало из СССР еще в 1942 году, кроме 75 491 чел. польских военнослужащих, 37 756 чел. членов их семей.

В последнее время польский посол г. Ромер возбудил вопрос о дополнительном выезде из СССР 10 чел. членов семей польских военнослужащих, которые не успели к моменту эвакуации прибыть на эвакуационные пункты. Советское правительство разрешило этот вопрос положительно. Никаких других предложений об эвакуации семей польских военнослужащих ни командование польской армии, ни польское посольство Советскому правительству не делали.

Все утверждения, будто советские власти препятствовали или препятствуют выезду из СССР польских подданных, численность которых в действительности не велика, а также членов семейств польских военнослужащих, выехавших из Советского Союза, являются лживыми.

Все вышеизложенное свидетельствует, что со стороны Советского правительства были приняты все меры, обеспечивавшие успешное формирование и развертывание польской армии на территории Советского Союза.

Соглашение от 30 июля 1941 г. и Декларации от 4 декабря 1941 г. поставили перед Советским правительством и Польским правительством совершенно определенную и ясную задачу - объединить усилия советского и польского народов в совместной борьбе против гитлеровских разбойников и оккупантов, создать воодушевленную этой великой идеей польскую армию и дать ей возможность плечом к плечу с Красной Армией сражаться за независимость своей родины.

Советское правительство сделало все необходимое для разрешения этой задачи. Польское правительство пошло по другому пути. Оно не захотело вывести свои дивизии на советско-германский фронт, отказалось использовать против немцев на этом фронте польские войска рука об руку с советскими войсками и тем самым уклонилось от выполнения принятых на себя обязательств.

В связи с вопросом о формировании на территории СССР польской армии, необходимо остановиться также на следующем:

После воссоединения волею украинского и белорусского народов Западных областей Украины и Белоруссии с Украинской Советской Республикой и Белорусской Советской Республикой был издан 29 ноября 1939 г. Указ президиума Верховного Совета, в силу которого, в соответствии с общесоюзным законодательством о гражданстве, жители этих областей приобрели советское гражданство. Как я уже указал, после восстановления отношений между Советским правительством и Польским правительством и заключения советско-польского военного соглашения от 14 августа 1941 г., Советское правительство провело ряд мероприятий по облегчению формирования на территории СССР польской армии. Чтобы содействовать формированию этой армии и обеспечить ее кадрами, Советское правительство выразило готовность, в виде изъятия из Указа от 29 ноября 1939 года, рассматривать лиц польской национальности из числа жителей Западной Украины и Западной Белоруссии как польских подданных. Несмотря на это проявление доброй воли и уступчивости Советского правительства, Польское правительство отрицательно отнеслось к этому акту Советского правительства и не удовлетворилось им, исходя из своих незаконных претензий в отношении территорий Западной Украины и Западной Белоруссии. Между тем, Польское правительство еще в августе 1942 г., как я уже говорил раньше, вывело из СССР свои воинские части, и тем самым отпала необходимость в дальнейшем формировании польских воинских частей на советской территории. Ввиду указанных выше обстоятельств отпала необходимость того изъятия в отношении лиц польской национальности, на которое Советское правительство выразило свою готовность в декабре 1941 года. Поэтому Советское правительство 16 января 1943 года сообщило Польскому правительству, что сделанное им ранее заявление о готовности допустить изъятие из Указа 29 ноября 1939 г. в отношении указанных выше лиц польской национальности следует считать утратившим силу и вопрос о возможности нераспространения на них постановлений советского законодательства о гражданстве - отпавшим.

Таковы факты, проливающие полный свет на обстоятельства формирования на территории СССР польских воинских частей и вывода этих частей из Советского Союза.

 

 

страница
назад
страница
вперед

 

Оставьте Ваш комментарий к этой статье
и получите доступ к закрытому разделу сайта


Добавление комментария

   Ваше имя:

  E-mail (не отображается на сайте):

Ваш отзыв:


Введите слово с картинки