Меморандум делегации РСФСР на Генуэзской конференции от 20 апреля 1922 г.

СТАТУС-КВО И РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ (1922 - 1931)




Новости проекта
Новый раздел на сайте
26.10.2016
Атлас всемирной истории

Подробнее

Внимание! Открыта вакансия администратора
26.10.2016
Проекту "История Дипломатии" требуется старший администратор (свободный график работы)

Подробнее

Все новости

(Извлечение)

Каннские резолюции

Когда по постановлению Верховного Совета от 10 января с.г. Россия была приглашена участвовать в Генуэзской конференции, ей были сообщены резолюции, принятые Верховным Советом в Каннах 6 января, но само приглашение не было обусловлено принятием этих резолюций или какими-либо другими требованиями.

Однако Российская делегация, исходя из убеждения, что при правильном и последовательном толковании Каннских резолюций может быть найдена почва для взаимного понимания и разрешения спорных вопросов между Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой и западноевропейскими странами, в первом же пленарном заседании Генуэзской конференции заявила, что принимает в принципе положения Каннских резолюций, сохраняя за собой право вносить в них поправки и предлагать новые пункты. Почвою для соглашения по спорным вопросам служит, по мнению делегации, три основных тезиса Каннских резолюций: 1) признание за каждой нацией полного суверенитета в установлении систем собственности, хозяйства и управления в своей стране; 2) законодательное, судебное и административное обеспечение личных и имущественных прав тех иностранцев, которые захотят отправиться в Россию для хозяйственной деятельности, и 3) признание принципа взаимности в исполнении всеми правительствами их обязательств и в возмещении убытков, понесенных иностранными гражданами, как это разъяснено в заметке для печати, подготовленной министрами и экспертами в Каннах, на официальный характер которой указывал г. первый министр Великобритании в своей парламентской речи от 3 апреля с.г.

Меморандум экспертов и Каннские резолюции

Между тем меморандум, составленный экспертами союзных держав в Лондоне 20-28 марта с.г., с которым русская делегация имела возможность ознакомиться только на самой конференции, резко отступает в самых существенных своих положениях от тезисов каннского совещания и противоречит в своих практических требованиях тем принципам, которые высказаны во вводной части меморандума. Утверждая, что русский вопрос рассматривался с точки зрения «справедливости» и необходимости «экономического восстановления» России без «эксплуатации» русского народа, меморандум тем не менее предъявляет практические требования, означающие не только эксплуатацию, но и полное закабаление трудового населения России иностранным капиталом, совершенно обходя в то же время наиболее существенный вопрос о средствах восстановления хозяйства России. Это умолчание тем более непонятно, что без подъема производительных сил России немыслимо экономическое возрождение Европы, переживающей длительный и все углубляющийся промышленный кризис, сопровождающийся сокращением рынков сбыта, недостатком сырья и продовольствия и постоянно растущей безработицей...

Условия будущей работы

Исходя из указанных во введении к меморандуму общих положений, собравшиеся на конференцию представители правительств Европы должны были бы уделить главное внимание вопросу о средствах, необходимых для поднятия производительных сил России, а не способам удовлетворения претензий кредиторов России, как это сделано в меморандуме...

Вместе с тем делегация считает необходимым отметить, что авторы лондонского меморандума, намечая во второй главе необходимые, по их мнению, гарантии экономической работы в России иностранного капитала, резко отступают от п. 1 Каннских резолюций, стремясь навязать России определенное внутреннее законодательство, чуждое ее нынешнему строю, под предлогом создания «условий успешной работы» иностранного капитала ввести в России систему капитуляций, покушающуюся на ее суверенитет. Наиболее ярким примером этого является ст. 24-я меморандума, стремящаяся установить судебную экстерриториальность иностранцев, а также вся организация комиссии русского долга, план которой изложен в приложении 1, каковая в случае осуществления, несомненно, превратилась бы в орган иностранного контроля над всей хозяйственной жизнью Российской республики, подобно установленной Версальским договором репарационной комиссии.

Советская власть и ее обязательства

...Отклоняя безусловно всякую свою ответственность за те разрушения иностранного имущества, которые произошли от экономического кризиса, вызванного войной и ее последствиями, или вследствие оставления имущества уехавшими за границу владельцами его, а также от разорения иностранного имущества во время союзной интервенции и гражданской войны, поддерживаемой союзными правительствами, российская делегация должна обратить внимание конференции на тот факт, что и планомерные действия самой советской власти, как национализация орудий производства и реквизиция имущества, принадлежащего иностранцам, не возлагают на нее обязанности компенсировать потерпевших лиц. Союзные правительства, а под их давлением и правительства нейтральных стран враждебно встретили самый акт советской революции и отказались вступить с новым Русским правительством в официальные отношения еще до того, как им были приняты первые меры по национализации. Ими не было сделано ни малейшей попытки войти в соглашение с советской властью для защиты интересов их сограждан и полюбовной ликвидации их имущественных прав в России, несмотря на то, что в тех случаях, когда отдельные представители иностранных правительств вступали в сношения с советской властью для защиты интересов их сограждан, там, где оказывалось возможным, правительством РСФСР были приостановлены реквизиции имущества и был возмещен целый ряд убытков. Также некоторые иностранные заводы, владельцы или управляющие которыми вошли в определенный контакт с Советским правительством, не были национализированы и работают до сих пор на началах частной собственности. Вместо того чтобы озаботиться защитой интересов своих граждан при происходившем социальном перевороте в России, иностранные правительства как воюющих, так и нейтральных наций отозвали не только своих дипломатических и консульских представителей, но и частных лиц - своих граждан, которые согласились последовать этому призыву. Иностранное имущество было брошено на произвол судьбы, что угрожало серьезной опасностью промышленности страны ввиду того, что ряд иностранных предприятий имел исключительно важное значение для общего хозяйства России.

Иностранная интервенция

Не довольствуясь этим разрывом сношений с Советской Россией, державы Согласия начали военную интервенцию и блокаду, совершенно открыто поддерживая создаваемые их же агентами местные восстания (чехословаков, донских и кубанских казаков, белогвардейцев в Сибири, Ярославле и т.д.) и подкрепляя военные действия армий Колчака, Деникина, Юденича, Врангеля и пр. посылкой собственных военных сил на север России, в Черное море и на Кавказ. Фактически установлено, что советское правительство даже в первые месяцы своего существования без труда справлялось с попытками к восстанию местных недовольных элементов, и только там, где эти элементы организовывались и поддерживались активно союзными правительствами, снабжавшими их деньгами, амуницией, обмундированием и военными инструкторами, эти спорадические и мелкие восстания превращались в целые фронты гражданской войны, сопровождавшейся дикими эксцессами, как уничтожение целых деревень, безобразные еврейские погромы и тому подобные зверства. Военная экспертиза категорически утверждает, что без указанного вмешательства иностранных держав отдельные местные восстания в России никогда не могли бы принять характера опустошительной гражданской войны, почему виновность и ответственность союзных правительств за организацию и поддержку гражданской войны в России, за причинение колоссальных убытков русскому народу и государству не подлежат ни малейшему сомнению...

Доля этой ответственности за все это падает на те нейтральные страны, которые, предоставив гостеприимство контрреволюционным элементам для подготовки на своей территории заговоров против России, вербовки участников гражданских войн, закупки и транзита оружия и т.п., в то же самое время приняли участие в бойкоте и блокаде России. Поставленная иностранной интервенцией и блокадой в необходимость отчаянной самообороны Советская власть фактически вынуждена была интенсифицировать темп национализации промышленности и торговли, а также применять к собственникам иностранного имущества в России те меры ликвидации предприятий, конфискаций или безвозмездной национализации имуществ, которые были введены в международный обиход как новый «usus» воюющими - и как раз больше всего - союзными правительствами. Однако советская власть никогда не применяла мер ограничения личных и имущественных прав иностранцев только потому, что состояние обороны против интервенции давало ей это право. Эти меры применялись лишь, поскольку того требовали интересы общественной безопасности и блага, в частности, осуществления плана национализации промышленности и торговли, неизбежно вытекавшего из новых хозяйственных и правовых отношений и из необходимости спешно реорганизовать производство и распределение в рамках изолированного, отрезанного от всякого мира блокадою государства. И здесь советская власть использовала только бесспорно принадлежащее всякому государству право привлечения к несению общественных повинностей и право распоряжения имуществом собственных и иностранных граждан, когда того требуют насущные интересы страны.

Интервенция и блокада со стороны союзных держав и поддерживаемая ими в течение более трех лет гражданская война причинили России убытки, далеко превосходящие возможные претензии к ней со стороны иностранцев, потерпевших от русской революции. Помимо секвестрованного за границей и вывезенного из России золота и целого ряда запасов и товаров, государство Российское требует возмещения за разрушенные военными действиями железные дороги, мосты, подвижной состав, портовые и другие сооружения, потопленные суда, а также фабрики, заводы и многочисленное имущество частных граждан - как дома в городах, так и крестьянские усадьбы в деревнях. Кроме того, оно предъявляет требование о возврате его военного и торгового флота, уведенного союзными державами непосредственно или белогвардейскими армиями под защитой союзных держав. Наряду с этими претензиями, выражающими непосредственный ущерб государственному и частному хозяйству России, подлежит удовлетворению и длинный список убытков как национализированной промышленности, так и частного хозяйства, нанесенных военными действиями на оккупированной иностранными и белогвардейскими армиями территории, и возмещению многим сотням тысяч инвалидов гражданской войны и семьям погибших.

Эти убытки русского народа и государства дают гораздо более бесспорное право на возмещение, чем претензии бывших владельцев имуществ в России и русских займов, принадлежащих к нациям, победившим в мировой войне и получившим с побежденных колоссальные контрибуции, тогда как их претензии предъявляются к стране, разоренной войной, иностранной интервенцией и отчаянно борющейся за собственное существование в тех государственных формах, которые она считает для себя единственно возможными.

Более всего странно слышать требование возмещения убытков, понесенных гражданами государств, безуспешно воевавших против России, из уст представителей правительств, применявших во время войны право конфискации частной собственности граждан противной стороны на своей территории и утвердивших это право Версальским договором даже для мирного времени, возлагая, кроме того, на все население побежденного государства имущественную ответственность за убытки, причиненные победителям военными действиями его правительства.

Советская власть готова на взаимное возмещение убытков

Тем не менее правительство РСФСР, желая найти почву для соглашения и восстановления деловых сношений с иностранным капиталом, готово признать за пострадавшими иностранными гражданами право на возмещение убытков, - однако при непременном условии соблюдения взаимности, как того требует цитированная уже заметка для печати от 11 января, говорящая о «признании всеми странами их публичных долгов и возмещения за потери и убытки, причиненные действием правительства». Советское правительство, противопоставляя убыткам иностранных граждан от действий советской власти убытки России от разорения ее союзными войсками и поддерживающимися ими русскими белогвардейцами, согласно рассмотреть те и другие и возместить убытки, если счет будет не в его пользу.

Так называемые «военные» долги русского правительства

К сожалению, эксперты союзных держав, уклоняясь от провозглашенных в их меморандуме принципов справедливости и восстановления, а не эксплуатации России, отказываются от принятия этой точки зрения и предлагают компенсировать претензии России за разорение ее совершенно своеобразной категорией своих претензий, так называемыми военными долгами Русского правительства (см. ст.ст. 5 и 6 меморандума).

Это желание погасить бесспорные претензии русского народа к иностранным правительствам, нанесшим ему непосредственные убытки военной интервенцией, противопоставляя им так называемые военные долги, то есть ту категорию междусоюзных обязательств, о полном взаимном аннулировании которой самими же союзниками поднят вопрос, представляется российской делегации по меньшей мере странным. Она вынуждена самым категорическим образом отклонить вообще предъявление ей счета по этим долгам как недопустимую попытку взвалить на плечи разоренного русского народа значительную долю военных расходов союзных держав. То, что именуется военными долгами России, представляет собою запасы военного снабжения, изготовлявшегося на заводах союзных стран и посылавшегося на русский фронт для обеспечения успеха союзных армий. Русский народ принес в жертву общесоюзным военным интересам больше жизней, чем все остальные союзники вместе; он понес огромный имущественный ущерб и в результате войны потерял крупные и важные для его государственного развития территории. И после того, как остальные союзники получили по мирным договорам громадные приращения территорий, крупные контрибуции, с русского народа хотят взыскать издержки по операции, принесшей столь богатые плоды другим державам. Российская делегация призывает всех членов конференции оценить всю непоследовательность и необоснованность подобного требования.

Обязательства России по Лондонскому меморандуму и ее национальный доход

В меморандуме не упоминается возможная цифра долгов России, вытекающая из всех обязательств по старым долгам и частным претензиям. Но, согласно подсчетам, делавшимся в иностранной экономической печати, сумма долгов по всем перечисленным в меморандуме категориям должна равняться приблизительно 18,5 млрд. золотых рублей. За вычетом военных долгов получается сумма довоенных долгов и частных претензий, с процентами по 1 декабря 1921 года в цифре около 11 млрд., а с процентами по 1 ноября 1927 года - около 13 миллиардов...

Насколько чудовищно велики предъявляемые нам к уплате требования, видно из следующих данных: царское правительство платило ежегодно перед войной по своим долгам сумму, равную 3,3 проц. всего чистого или ежегодного национального дохода и около 13 проц. всего государственного бюджета. Меморандум экспертов считает возможным требовать от России уплаты через 5 лет такой суммы, которая равна 20 проц. всего возросшего на 30 проц. национального дохода и около 80 проц. всего теперешнего государственного бюджета России, причем уплата должна производиться странам, ежегодный национальный доход которых на душу населения в 7-8 раз больше национального дохода России.

Оплата по старым обязательствам и восстановление России

...Если получение новых кредитов на восстановление хозяйства России будет обусловлено уплатой по старым обязательствам и весь положительный результат новых займов и связанного с ним более быстрого темпа восстановления хозяйства пойдет на уплату старых долгов, то для русского народа теряют всякий смысл новые кредиты, и ему придется продолжать начатое и естественно медленно идущее восстановление хозяйства страны собственными силами, не надеясь на помощь иностранного капитала.

Между тем не только русский народ, но и все народы Европы и Америки и даже подавляющее большинство промышленных и торговых кругов этих стран заинтересованы, в первую очередь, даже не в вознаграждении небольшой группы старых кредиторов, а в восстановлении новых экономических связей с Россией и в немедленном привлечении в Россию иностранного капитала на таких условиях, которые, обеспечивая достаточные выгоды этому капиталу, в то же время способствовали бы развитию всего народного хозяйства России.

 

 

страница
назад
страница
вперед

 

Оставьте Ваш комментарий к этой статье
и получите доступ к закрытому разделу сайта


Добавление комментария

   Ваше имя:

  E-mail (не отображается на сайте):

Ваш отзыв:


Введите слово с картинки